Случилось так, что последние три года наведывался я домой, в Мариуполь, нерегулярно и ненадолго. Получалось у меня выделить всего недельку в год, а это, сами понимаете — не срок.

И вот в этом году, наконец-то, смогли мы себе устроить полноценный отпуск на месяц, из них — целых три недели — в Мариуполе!
Правда расслабляться особо возможности не было — три года я к дому, можно сказать, не прикасался, а дом, как известно, требует регулярного ухода. Моему надо сказать спасибо — всё это время он терпел, но в этот раз, видимо узнав, что мы надолго, выплеснул на нас все накопившиеся проблемы.

Беготни получилось много: поиски и замена вышедшего из строя газового котла; двухдневное стояние в очередях в Энергонадзоре с последующей заменой старого электросчётчика на новый, беготня с отказом от Укртелекома и поиском толкового провайдера (в итоге не нашли), прохождение медкомиссии и прочих процедур для замены водительских прав. И это только из крупных намеченных дел, а сколько ещё вылезло ненамеченных — просто жуть.
Короче, рыбалка была под великим сомнением...

Мариупольская тюлька.

В процессе беготни не преминул заглянуть в сквер у драмтеатра, где стоит круговая лавочка с инсталляций, представляющей то, чем знаменит Мариуполь. На лавочке по кругу расположены металлургический литейный ковш, греческая амфора (Мариуполь — столица приазовских греков), картина Куинджи (Архип Иванович — наш земляк, его греческую фамилию правильно произносить с ударением на последний слог) и тюлька. Тюлька знаменита тем, что спасла мариупольцев от голода в годы Великой Отечественной и в послевоенное время.

К сожалению, городская власть не нашла в бюджете денег на установку памятника тюльке, и это сделал один из украинских мобильных операторов. Видимо рыбаков среди сотрудников не нашлось, поэтому тюлька вышла с жировым плавником, как у форели.
В общем, как говорил Черномырдин — хотели как лучше, а получилось как всегда.

Что поразило в мариупольских рыболовных магазинах — отсутствие недорогих крючков, силикона и прочего. На рынке для спиннингистов практически ничего нет, там упор на морскую ловлю тарани и пеленгаса, а, также, карпа и карася на платниках.
Когда спросил в одном из магазинов — почему не возят недорогой товар, а сплошь именитые бренды, то получил ответ, что всё равно покупателей практически нет, поскольку все потенциально спиннинговые места стали теперь недосягаемые, потому что остались на «другой стороне», либо на «линии разграничения».
Тянуть с собой снасти через две таможни в автобусе я не хотел, надеясь, что всё необходимое куплю в Мариуполе. В итоге с горем пополам нашёл нормальный магазин, где купил-таки немного недорогих силикона и крючков поштучно, а вместо спиннинга решил использовать китайский телескоп длиной 2,1 метра с китайской же катушкой.

Пруды обмелели и заросли камышом.

В общем, однажды вечером выскочил на часик в балку, расположенную ниже моего посёлка, на прудах в которой в мою бытность в Мариуполе ловился карасик и окунёк.
Все три прудика оставили гнетущее впечатление — загажены мусором, обмелели, заилились и заросли камышом. У двух из них водное зеркало уменьшилось вполовину, у третьего — процентов на 30.

Не выдерживает даже стойкая рыба.

Думаю, что в настолько замусоренных и обмелевших прудах окунь не выжил, намёков на его присутствие я не увидел. А вот дохлых карасиков наблюдал, если уж карась не выдерживает в этих условиях, то что ожидать от менее стойких рыб?

Волнорез на городском пляже.

На море, в район городского пляжа, тоже получилось однажды выскочить, но времени на рыбалку тоже практически не было, зато был довольно ощутимый ветер «вмордувинд».

Волны Азовского моря.

Ловить в такой ветер и при такой волне на китайский глухой «крокодил» — равносильно тому, чтобы в чистом поле пытаться загонять зайца.
Оставил тщетные попытки до лучших времён.

Металлургические комбинаты — основа экономики города.

Хоть Мариуполь и приморский город, но градообразующими предприятиями являются не порт и не судоремонтный завод, а два металлургических комбината. Один из них, основанный ещё в конце XIX века, как общество «Никополь-Провиданс», в советское время получил название «Комбинат им. Ильича», коим и являлся до апреля сего года. А в апреле, в порядке закона о декоммунизации, он получил новое название — «Комбинат им. Ильича». Как так — спросите вы? А я вам отвечу — теперь комбинат носит не имя Владимира Ильича Ленина, а имя советского ученого-металлурга, директора Института черной металлургии УССР в 1952—1976 годах, Зота Ильича Некрасова.
Типа — переименовали... Улыбающийся

Мариуполь — не только море.

Город у нас приморский, но не курортный. Пейзажи меткомбинатов — яркое тому подтверждение.
Но, несмотря на это, море наше остаётся самым мелким, самым континентальным, и, по утверждениям некоторых — самым рыбным.
Первые два утверждения — неоспоримы, а вот последнее я бы поставил под сомнение. По крайней мере, двадцать лет назад на рынке без проблем можно было купить сулу (судака), пеленгаса, тарань, калкана, чехонь, бычка, тюльку, да и краснюка (осетра) продавали почти легально, а теперь основная рыба — пеленгас, тюлька и бычок. Под видом азовской тарани доверчивым покупателям подсовывают речную плотву. Ну и карпы да караси из близлежащих ставков (прудов). Вот такое разнообразие... А всё наша бесхозяйственность, браконьерство, да бесконтрольный вылов рыболовными артелями. По сути — то же браконьерство, только узаконенное.
В общем — бычок да тюлька...

Дорога к морю.

Ну что ж, на этого самого бычка я и расчитывл, вставая затемно в предпоследнее утро своего отпуска.
Цель минимум- встретить на море рассвет, цель максимум — поймать хоть парочку рыб.

СРЗ

Ловить бычка лучше всего в камнях, но к такому месту сегодня мне добираться не с руки, не могу уделить этому много времени. Поэтому, не мудрствуя лукаво, напрямую спускаюсь от дома к морю и через полчаса отказываюсь на городском пляже.
Справа горят огни судоремонтного завода (СРЗ), за ним — морской торговый порт. Слева — красное зарево над вторым металлургическим гигантом города — комбинатом «Азовсталь». Ловить буду рядом с волнорезами, там и глубина чуть побольше, да и россыпи камней имеются.

Скоро выйдет солнце.

Вяжусь, выполняю первые забросы. Решил ловить на отводной, тут не так важна чувствительность удилища. Понемногу начинает светать, и над морем появляется розовая полоса — предвестник поднимающегося солнца.

К югу тянутся, за собой маня...

В какой-то момент совершенно случайно задираю голову вверх и останавливаюсь, зачарованный увиденным — от горизонта до горизонта небо затянуто клиньями диких гусей.
Не похоже, чтобы уже отлетали — рановато ещё, да и летят не на юг, а прямиком на север. Возможно просто готовятся к отлёту, проверяют молодь. Откуда летят понятно — с лиманов на Белосарайской косе, там просто рай для разных птиц: гусей, чаек, крякв, лебедей, куликов... Кстати, а кто-нибудь знает, что на Азовском море гнездятся пеликаны? Это тоже недалеко от Мариуполя, на Кривой косе, что километров на шестьдесят восточнее города. А ещё хутор, находившийся на Кривой Косе, является родиной известного российского полярного исследователя — Георгия Яковлевича Седова.

Рождения светила.

Гуси, тем временем, полетели, и наступило время великолепного зрелища — рождения солнца из вод морских.
Красота непередаваемая, но длящаяся совсем недолго — буквально несколько минут, и уже приходиться щуриться и отворачиваться от слепящих лучей.

На волнорезе.

Ловить бычка на пляже с берега — занятие бесперспективное. Бычок-то тут есть, но мелкий, а нам ведь такой не нужен.
Выход — выбраться на один из волнорезов, что позволит выйти поглубже в море. Наши рыбаки с них ловят бычка в отвес, благо глубина позволяет. У меня, чтобы забраться на такой волнорез, нет должного обмундирования — забродников либо ОЗК, поскольку, чтобы дойти до него, потребуется войти в воду если не по грудь, то по пояс, как минимум. А водичка-то уже не того... Не располагает к купанию. Конец сентября, всё-таки, да и дождило перед этим почти неделю.
У самого крайнего волнореза, правда, брод не такой глубокий — всего по колено, но и с другого его конца глубина невелика, в отвес не половишь. Но это ведь и так не наш метод, мы ведь в заброс ловим, мы ведь правильные спиннингисты. Улыбающийся
В общем форсирую препятствие в виде небольшой полоски воды и в одиночку занимаю весь плацдарм, именуемый волнорезом.

Первый пошёл!

Теперь заброс у меня выходит что надо — как раз на нужную глубину и в камни. Поклёвки тоже начинаются сразу и на каждой проводке, но вот с реализацией всё плохо. По ощущениям бычок не мелкий, но никак не хочет засекаться. Может просто теребит приманку за хвост? Решаю уменьшиться и ставлю вместо трёхдюймовой имитации креветки двухдюймовый слаг.
И вот уже первый бычок у меня в руках! Это один из самых распространённых видов азовского бычка — бычок-кругляк, причём самец. То, что это самец, понятно по цвету — он почти чёрный. Такой цвет мужские особи кругляка приобретают во время нереста и на период охраны гнезда, что тоже является их обязанностью. До недавнего времени я считал, что нерестится кругляк ранней весной, в этот период по побережью Азовского моря его ловят в огромных количествах. Но оказалось, что нерест у этой рыбы очень растянут по времени, и доходит до середины октября. Так что теперь я не удивляюсь, что и осенью на крючок попадаются такие вот, как их у нас называют, кочегары.

И два!

Не заставил себя долго ждать и второй. Это потянул резко и нагло, да и сопротивлялся сильнее.
Красавец, почти угольного цвета.
А потом поклёвки прекратились, сменившись лёгким пощипыванием. Поначалу пытался выдерживать паузу, но это приводило только к отсутствию интереса к неподвижной приманке со стороны бычка. При медленной же проводке чувствовалось, что кто-то постоянно, но осторожно интересуется силиконом.
Всё выяснилось, когда я довёл приманку в зону видимости — слаг сопровождало три или четыре мелких, размером с мизинец, бычка, которые поочерёдно атаковали приманку без всякой надежды её заглотить. Когда я вытащил приманку из воды, они в недоумении остались на месте. Таким образом, за несколько проводок, я выманил на мель десятка три недомерков, создав из них небольшую стайку.
Было весело, но не так увлекательно, как ловля нормального бычка.
Посмотрев на другие волнорезы, я увидел, что они почти опустели. Ну что ж, раз местные рыбаки уходят, значит клёв действительно закончился.

Азовский крабик.

А мне всё равно надо жену дождаться, обещала прийти за мной, поэтому остаюсь дразнить мелкого бычка и рассматривать остальную фауну.
В зелёной траве, которой поросли камни, замечаю стайку прозрачных креветок. Азовская креветка невелика, всего сантиметра три-четыре в длину, но от этого не менее вкусная.
Поймать креветку для фото я не смог, зато крабика — пожалуйста. Тоже невелик трофей, но крупнее у нас нет.

Спасибо, Азов.

А тут и Лена за мной пришла.
Перебираюсь обратно на берег, в последний раз окидываю взглядом море... Пока, седой Азов, завтра мне уже на поезд...

Годзилла

На набережной чуть свернул с дороги, чтобы сфотографировать стоящий у ресторана «Оба-на» памятник мариупольскому Годзилле.
В конце мая 2007 года нильский крокодил по имени Годзилла сбежал от дрессировщика цирка-шапито, гастролировавшего в Мариуполе. Идиот вздумал прогуляться с крокодилом по городскому пляжу, зарабатывая на отдыхающих, щелающих сфотографироваться с крокодилом. Годзилле это не понравилось, он вырвался и удрал в море.
Всё лето он прожил недалеко от места побега, в районе судоремонтного завода. Купание на городском пляже превратилось в развлечение с долей экстрима. Правда случаев появления крокодила на пляже не было, отряды МЧС каждый день видели его у СРЗ, но поймать не могли.
С похолоданием Годзик перебрался к теплу — в сточные воды ТЭЦ металлургического комбината «Азовсталь», но, то ли температура воды не подошла, то ли ещё что... В конце ноября он в обморочном состоянии был пойман, доставлен в Донецк, где его пытались спасти, но не удалось.
В апреле 2008 года недалеко от места его бегства, у ресторана «Оба-на» ему был поставлен памятник с надписью «Годзику мариупольском» и годы жизни 2006-2007.
Вот такая история.

И мечеть.

В общем, хоть Мариуполь горд и не курортный, но все необходимые атрибуты есть.
Есть тёплое море, есть морская рыбалка, есть свой крокодил, и есть своя мечеть.
Ну чем не Турция или Египет?

До встречи, Мариуполь.

Так что милости просим к нам на море!
Ну а мне уже пора обратно, отпуску пришёл конец...

Бывай, Мариуполь! До встречи!