Вообще-то, всё дело было в шашлыках, а точнее в количестве напитков, сопутствующих в тот вечер шашлыкам. И надо быть осторожнее, когда приглашаете начинающего рыболова на рыбалку. Особенно, если он впечатлительный. Но — всё по порядку.

Итак, было это в июле, в самую жару за тридцать два и, наверное, жарче. В Сочи в эти дни было холоднее. Это на южном курорте то. Дима и я в отпуске, а у Пашки выпало два выходных. Надо сказать, Павел из новичков. Давно просился на рыбалку. Ну, и решили взять его с собой. На свою голову…Место предстоящей рыбалки — острова и протоки мелководной части Чебоксарского водохранилища по левому берегу Волги. Это архипелаг островов, заросших мелколесьем вместо шумевших когда-то здесь крепких дубовых лесов и зеленоглазых сосняков. На островах до сих видны ещё старые дороги, кое-где в зарослях березняка можно встретить обломки жилищ. Здесь да затопления ложа водохранилища волжской водой кипела жизнь. Кричали на заре петухи, тарахтел на лугах трактор «Беларус», мычали коровы и пастух в кустах в обнимку с пустой бутылкой… А потом пришла большая вода. Деревни-выселки ушли под воду. На их месте началась отчаянная рыбалка. Рыба на залитых водой лугах, полях, и в лесах брала жадно и всё крупная.

Те времена прошли. И теперь эти места больше напоминают озёра и болота, где урчат лягвы, крякают утки и звучат выстрелы на осенней охоте. Мы же сюда собрались покидать спиннингом в расчёте на щуку и окуней в протоках, а также на судака, если уйти на затопленное русло Рутки к Жареному бугру, где на границе затопленного русла, на семи, восьми, десятиметровой глубине нередко стоял клыкастый. Ну, и отдохнуть, конечно, намеревались от городских забот и суеты. Для этого запаслись известными напитками и шашлыком в банках.

Как Пашка убегал от волкохрюка

Приехали уже поздно. Пока загружались в лодку, шли на малом газу километра четыре между коряг и сухих деревьев, торчащих из воды, бросать спиннингом, уже не было времени. Поэтому решили устраивать на острове ночлег, готовить ужин, где шашлыки под ледяное пивко и водочку занимали главное место. Какое ледяное пивко при тридцати двух градусах жары? — спросите вы. Отвечу. На дворе XXI век. И у нас были с собой два охладителя. Один — изотермический контейнер на 46 литров, чтобы привезти с собой напитки и колбасу с салом в достойном виде, а не выкидывать после перевозки в багажнике сразу в воду, на корм сомам и бомжующим русалкам в компании с нетрезвым дедушкой Водяным. Вторым холодильником была изотермическая сумка. Эти переносные холодильники прислала мне на тестирование одна компания. Надо сказать, то и другое не выдержало обещанных сроков, заявленных в характеристиках, а это трое суток гарантированно ледяных, а потом холодных напитков в переносном холодильнике. Нет, сутки с половиной контейнер ещё держит холод, а потом аккумуляторы холода тают, по крайней мере, в такую жару. Сумка и того меньше сохраняет холод, но она и рассчитана на 12 часов. Но этот вечер был наш. Напитки оставались ледяными до победного конца.

Итак, момент истины наступил… Вечерело. На зеркале воды лежал алый свет заката. В тёплой воде плавилась мелкая рыбёшка. Изредка в кувшинках бил тяжёлый хвост, отчего лопушник жёлтой лилии качался на волнах. На островах куковала кукушка, и её печальный голос отдавался эхом на тихой воде протоки. Высоко в небе кружил ястреб-тетеревятник, очевидно, вглядываясь в прибрежное мелководье, где в траве барахтались утиные выводки. Пахло дымком и уже шашлыками. Димка был мастер по шашлыкам. Пашку послали за дровами. Я поставил палатку и теперь шинковал салат из помидоров.

Наконец, всё было готово, разложено по тарелкам и налито. Пора.

– Ну, за рыбалку, — немудрёным тостом генерала из «Особенностей национальной охоты» начал, было, Димка. Но тут его перебил восторженный Пашка, впервые сидящий за рыбацким столом. Он начал такой длинный и банальный тост с пожеланиями здоровья всем друзьям и родственникам до пятого колена, что мы не дождались окончания тоста и выпили. Дело было на мази...
Вскоре проступившие в бледном небе звёзды уже качались от нашего хохота и рыбацких рассказов, русалки забились в омута, Водяной заткнул уши берушами и улёгся под корягу, а Пашка уже успел искупаться у берега, когда набирал воду в котелок и упал в прибрежную тину.

Время шло. Шашлыки были съедены, напитки почти закончились. Пора спать, вставать рано. Забрались в палатку и задремали. Проснулись от крика:

– Мужики!... Волки…хр-хр! — дальше было неразборчиво.

Выбираемся с Димкой в панике из палатки и слышим только треск в мелколесье. Пашка явно от кого-то убегал по чапыжнику острова. От кого? Видим в темноте на полянке только неяркие точки светлячков, горящие синеватым огнём.

– Волкохрюки, говорит, — задумчиво замечает Димка явно спросонья.
– Какие волкохрюки? Нет такой животины. Пить надо меньше, блин… Пошли искать чайника.
Пашку нашли сидящим на тонкой осине, качающейся от каждого его движения.
– Ты чего туда забрался? — спрашивает Димка.
– Так волки же.
– Где?
– Там, за палаткой. Я в туалет пошёл и увидел, как их глаза горят.
– Пошли спать, чудила. Волкохрюки… Светляки там светятся, — зашёлся смехом Димка. За ним и мы подхватили этот неуёмный ржач, который взрывом раскатился по тихой протоке. Даже утки со свистом поднялись на крыло да сороки в азарте затрещали в кустах, разнося о нас слухи и грязные сплетни на весь островной лес.

Спиннинг в отставку. Жерлицы рулят

Утром, не добудившись Пашки, собираемся с Димкой, готовим спиннинги и приманки, заводим мотор и уходим к Жареному бугру. Бороздим песчаные бровки-берега затопленной речки Рутки тяжёлым джигом. Ни поклёвки за полтора часа. Я прицепил отводной поводок с уловистым зелёным в блёстках твистером от Mann’s. Тоже — ни поклёвки. Судак в это тихое и уже с утра жаркое утро отказывался брать.
Пошли обратно в протоку к палатке. Разбудили Пашку, попили чаю с водкой, добавленной в тёмный ароматный настой Greenfield. Хорошо бодрит. Потом отчалили от берега, и пошли по протоке, хлеща воду колебалками и проверенными вертушками, проводя их вдоль полосы кувшинок. Даже окунь не брал на вращающиеся блёсны. Жара что ли виновата или вымерли протоки? В последнее время наша проверенная и богатая прежде на рыбу протока сильно обмелела и заросла травой.

Выбрались на берег. В садке у Пашки, сидящего на берегу с удочкой, плескались краснопёрки и плотва. Это ведь живцы…

Нарубив в чапыжнике тонких жердей, выставляю вдоль берегового лопушника семь жерлиц-рогулек с Пашкиными сорожками и краснопёрками. Сажусь рядом с товарищем и, набросав прикормки, начинаю таскать на опарыша некрупных сорожек. Изредка на червя стала попадаться и неплохая краснопёрка.

Так увлёкся, что и про жерлицы забыл. А когда взглянул, то увидел, что на трёх из них размотана леска и рогатки, висящие на туго натянутой леске, смотрят в траву. Проверять жерлицы поехали все вместе. На крючках двух жерлиц сидели крупные окуни.

Так до конца рыбалки и ловили с берега все вместе сорожек, краснопёрок и лещей. А с жерлиц снимали крупных окуней. Рыбу обратно везли в холодном ещё изотермическом контейнере.
Вот такая выдалась рыбалка: с шашлыками, с чудным вечером под звёздным куполом неба, с испуганными русалками, волкохрюками и окунями-горбачами на крючках жерлиц.

Александр Токарев

Окунь на жерлицу-рогульку

Подготовка к спуску на воду

Вечер в протоке, закат, шашлыки, водочка и отдых

Улов в изотермическом контейнере