На озерах Заполярья Кольского полуострова крупная щука отлично берет на куски резаного окуня.

В наше время мало кто обращается к классической рыболовной литературе, каждый нарабатывает свой опыт или черпает его из рыбацких сайтов, а напрасно. Откроем книгу:

«Очень хорошей приманкой для окуней, как и для других хищных рыб, служит также (по Рюриху) бычья кровь в пузыре, в котором протыкается небольшое отверстие; пузырь, конечно, опускается в воду с камнем».

Леонид Павлович Сабанеев.

Советы классика у современных рыболовов, скорее всего, вызовут улыбку, чем будут восприняты, как руководство к действию. И, тем не менее, к запаху крови неравнодушны многие виды наших рыб, хотя связка кровь и рыба у нас прочно ассоциируется только с пираньями. В средней полосе пучок резаных червей в прикорме за короткое время способен собрать возле крючка проворную стайку. В пруду это будет карась, верховка, вездесущий ротан, а на реке пескарь, плотва, окунь, подлещик, голавль или уклейка. Интересно наблюдать в прозрачной воде, как вялые движения подводных обитателей приобретают живость и некоторую нервозность по мере того, как облако или шлейф запаха расходится все шире и шире. Аромат готовой еды и наличие собравшихся на пир конкурентов заставляют рыбу активнее рыться в придонных отложениях или хаотично хватать крупные частички поднятой взвеси.

Умение ломать стереотипы одно из направлений, ведущих к удаче, воблер «Jointed», когда подгружен оливкой со свежей печенкой работает и в отвес зимой.

На северах бывало, едва начинаешь чистить рыбу в реке, сразу ниже по течению собирается стая ручьевого гольяна, которая хватает и поглощает все кусочки и хлопья плоти, способные поместиться в мелкие ненасытные рты. Однажды под Астраханью я наблюдал, как на запах крови моментально собралась бель и принялась теребить плывущую требуху от только что выпотрошенного сазана. Мой приятель резким взмахом зачерпнул подсаком часть этой стаи. Примерно двадцать красноперок и густерок размером с ладонь оказались в улове. Вот вам и пиранья наших вод.
Около двадцати лет назад один старый рыбачек одетый в прорезиненный плащ и болотные сапоги, увидев в электричке мои снасти, поделился секретом, как он удачно ловит на донку с колокольчиком не только судака, жереха, но и леща, карпиков, белого карася, крупную плотву. А в виде насадки применяет полоски филе из свежей рыбы. И не было смысла ему не верить. Ведь еще А. П. Чехов подметил склонность к хищничеству «мирных» рыб. «Лещ делает вид, что питается постной пищей. Съевши рыбку, он быстро вытирает рот, чтобы «господа» не заметили».

Ротан, яркий пример тому, что подсадил кусок свежей рыбы, истекающего соком червя и рыба быстро найдет приманку зимой и летом.

Тем более не удивительно, что у хищника запах крови, то есть раненой рыбы является одним из активных стимуляторов клева. Один приятель — спиннингист даже при самом вялом клеве всегда на несколько хвостов облавливал товарищей, приехавших с ним на водоем. Оказавшись однажды вместе с ним в одной лодке, я стал свидетелем маленькой уловки. Главным козырем была первая рыба. Затем, незаметно для других к кровоточащей жабре прикладывалась поролоновая рыбка. И по мере того, как клев ослабевал, в ход уже шла приманка, пропитанная кровавым ароматом. Результатом той рыбалки была, как всегда, загадочная улыбка приятеля и отличный улов в садке. А для непосвященных еще один повод обсудить вечером у костра мастерство и знание повадок рыбы нашим «везунчиком».

Если на вертушку подсадить кусок свежей печени... Дальше все понятно.

И хариус не устоял, лишь бы шлейф крови струился под водой.

На речках Кольского полуострова с подсадкой печени зимой, хариус клюет в разы лучше, чем на опарыша и червя.

Каждая рыбалка добавляет в нашу рыболовную копилку бесценные крупицы. В Ханты-Мансийской тайге местные рыболовы при мне использовали в виде живца на жерлицу достаточно крупных окуней, которые клевали здесь же на блесну. Но для того, чтобы живец не закручивал снасть, отсекали ножом хвостовое перо, причем, специально небрежно, чтобы рыба начинала слегка кровоточить. Безусловно, что за миллионы лет эволюции лет хищник научился находить свою жертву даже в темной воде торфяных болот под метровым льдом и толстым слоем снега, только по характерным колебаниям. Но даже в этих привычных условиях запах свежей крови активизирует и бросает на поиски жертвы даже сытого хищника. На человека аромат жареной картошки или мяса тоже действует магически, невольно заставляя оглядываться в поисках источника запаха. Аромат раненой легкодоступной жертвы тоже действует неотразимо на подводных обитателей. Раздувшееся брюхо некоторых щук и торчащие из пасти хвостовые плавники только что проглоченных жертв, и поклевка на предложенного кровоточащего живца подтверждала эту догадку.

Опыт «подрезанного хвоста» и жерлицы передал хабаровским рыболовам на Бурейском водохранилище.

Уверенно работает.

Печень нарезается и насаживается в мороженом виде. Под водой печень начинает оттаивать, и ароматная дорожка магически притягивает к приманке хариуса, окуня или щуку. Более того, при ловле на жерлицу были случаи, когда живца не хватало, приходилось вместо него насаживать на тройник куски печени или резаной рыбы. В глубине души мы сомневались, пусть если щуке не понравится подобная приманка, то поймаем налима, который в этих местах достигает солидных размеров. Но как неожиданно показала практика, жерлицы, оснащенные подобным угощением срабатывали гораздо чаще тех, на которых находился обычный живец — окунь, щуренок или харюзок.

Когда убедились, что живца не нужно ловить, дело пошло веселее.

И мелочь тут не проскочит, первым атакует самая крупная хозяйка этого места.

Еще одна тема про кровь. Корюшку на финском заливе ловят на свеженарезанное мясо корюшки, карася и прочей рыбы, Главное, чтобы аромат лимфы сочился от приманки.

Если с собой рыбы нет, можно одну для насадки попросить у соседей по лункам.

А когда наловил своих рыб, вернуть долг доброму соседу.

В прилове на свежее мясо попадается единственная наша живородящая рыба бельдюга, ее тут же режут для насадки.

Однажды в Норвегии, местный гид из Литвы, после нашего неудачного первого выезда на море, показал удачную насадку для ловли серебристого хека в виде отводного поводка из флюра. На поводке красовались бусины и яркие силиконовые кембрики цвет которых хорошо горит в ультрафиолете. Но главным секретом было несколько свежих селедок в пакете. Резаную селедку следовало насаживать на крючки.

Оснастка без селедки тоже работает, но гораздо хуже.

А свежие ароматные куски рыбы, которые болтаются у дна, и мерлуза, она же серебристый хек, готова съесть...

... и менёк, которого здесь почему-то называют морской щукой.

Селедка уходит по самые гланды...

А если задуматься, то здесь нет ничего нового. Просто стремительное развитие рынка современных рыболовных снастей с агрессивной рекламой, немного потеснило накопленный предками опыт. Но это же не повод, чтобы совсем отказаться от старых традиций.

В подлёдной темноте рыба издали найдет свою жертву по кровавому следу, и только вблизи начнет придираться к цвету, размеру и игре приманки.