Итак, решено. Едем с сыном на Ветлугу. Не близкий путь, но давно собирались. Дело к осени, может быть, попадём на ход леща, щучка вдруг ударит по блесне, судак заинтересуется съедобной резиной на отводном поводке. Словом, планов было, как водится, громадьё… Гм, не Владимира Ильича ли цитирую, ну, Ленина? Нет, тоже Владимира, только Маяковского. Но у нас всё началось не так громко, как у певца революции. Можно сказать, с помойки началось…
Но — всё по порядку. Вот закончились эти 150 с копейками километров. Серая тянущаяся под колёсами «Логана» полоса шоссе стала жёлтой пыльной грунтовкой. А там и искрящаяся на солнце гладь Ветлуги открылась. Приехали…

Пикник на обочине. Мы на Ветлуге

Вначале, как у нас водится, — рюмочку-другую чаю за приезд, с копчёным самодельным салом и салатиком. В меру, конечно. Ещё путь по воде и рыбалка впереди. А потом стали думать, куда машину ставить. По закону — тут и придётся парковать. Метров двести как раз до берега. Но тут низинка. Не будет виден автомобиль с воды.
– Дим, а ты слышал про хитрость одну, как в водоохранной зоне машину поставить и штраф не схлопотать? — обращаюсь к сыну. — Полезный лайфхак, о котором многие не знают. От начальника Управления контроля, надзора и рыбоохраны Росрыболовства Виталия Молокова.
– Нет, не слышал. Но тут вроде никого нет, а по любому инспектор из кустов, как чёрт из табакерки выскочит. Штрафанут на четыре с полтиной тыщи. Ещё эти коптеры по воздуху болтаются, шпионы, блин.
– Так вот, сам начальник тебе говорит. Как, мол, промысловые рыбаки свой транспорт у воды ставят. Главное ведь по правилам, чтобы голые колёса на земле не стояли. Так они с собой доски и полиэтилен возят. Положат доски, накроют большим куском плёнки и ставят машину. Ни один инспектор не докопается.

Но во-первых, поблизости никто досок не оставил, а во-вторых, то, что говорят в интернете начальники — это одно, а вот что заговорят служивые в форме, когда подъедут, неизвестно.

Подъехали к воде, выгрузили лодку, мотор, кучу различных припасов. И откуда столько набирается? Димка ещё и лопату прихватил. А это всё ещё ведь надо в лодке как-то разместить. Вместе с нами. А мы явно на диете не сидели.

Затем отогнали машину обратно, спустили лодку, загрузили, завели мотор и пошли по реке Ветлуге, любуясь окружающими ландшафтами. Скоро уже будет песчаный пляж, где Димка не так давно отдыхал с женой и всё восторгался потом белым чистым песком, пологим берегом, переходящим в мелководье и дальше уже в яму. Самое место для ловли на фидер. Главное бровку найти.

Трусы на кустах и дикари на пляже

Вот и белый песок длинной косы показался. Ветлуга из-за жары обмелела и теперь такие песчаные пляжики обнажились по всему руслу реки. Чем ближе мы подходили к месту стоянки, тем больше сын мрачнел.

– Кто же тут был? Я вообще не узнаю место, — негодовал Димка. — Когда с женой уезжали, всё прибрали за собой. В пакетах увезли в багажнике. А тут, словно стадо свиней ночевало.
Действительно, пляж был завален бутылками, пакетами, бумагой, какими-то тряпками, обугленными палками и жёлтыми костями, словно племя каннибалов пировало здесь у костра. Кого тут съели, неясно. Кроме всего прочего, на кустах, словно флаг, развевались на ветру женские трусы. Может быть, это всё что осталось от дамы. Трусы да кости. Вдруг неверной была девушка. Ну, и съели… Вот только зачем же так мусорить после себя? Развелось свиней на Руси… Привезли ведь в пакетах бухло да жратву. И обратно можно было в тех же пакетах до багажника машины доставить. Вот кого надо жестоко наказывать вместе с электроудочниками, начальниками, сливающими в реки отходы, и коррупционерами, которые строят на берегах рек и озёр коттеджи. А не охоту устраивать на смирных и законопослушных рыболовов-любителей, если судить по новым правилам, которые были приняты нашей Госдумой, туда её в качель!...

Вместо рыбалки пришлось нам вначале с сыном уборкой пляжа заниматься и сжигать всё в костре. К вечеру только забросили фидеры. И тут выяснилось, что ямы, как таковой, рядом с этой косой нет. Где уж Димка её нашёл, непонятно. Но, думается, ему тогда с молодой женой не до рыбалки было.

Глубокая бровка находилась где-то там, ближе к стрежню. До неё и мой фирменный фидер длиной 3,9 м не доставал, не говоря о донках-самоделках. Поэтому вершинки наших фидеров то и дело встряхивались от яростных поклёвок сопы-белоглазки с ладонь размером. А по характеру поклёвок казалось, что это стая голодных пираний крючки с опарышем атакует. Хотя откуда здесь пираньям взяться? Пираньи-пираньями, они там, в Амазонке туристов обгладывают, а вот непуганые и нахальные лисы здесь жили. Скорее, даже циничные и развращённые, видимо, теми дикарями, которые даму съели… Потом, наверное, и лис накормили тем, что осталось от дамы. Вот лисы по привычке и подходили к нам, выпрашивали рыбу. А нам не жалко. Всё равно лещ тут не брал.

Когда поставили палатку, костерок разожгли, уютно стало на косе. В котелке булькала картоха с тушёнкой, на столике тонкими ломтиками было нарезано сало с лучком. Прозрачной слезой плакала ледяная «беленькая», вынутая из изотермического контейнера. В чёрном зеркале Ветлуги и над нами горела яркая луна, заливая бледным светом всё вокруг. У палатки мурлыкал приёмник. Эх, хорошо!...

И тут забренчал фидерный бубенчик. Это взял подлещик с полкило, затем — другой. Подлещик вышел к косе ночью. И поспать не удалось.
Но утром клёва у косы вообще не было. И мы решили перебираться на другой берег, к высокому обрыву, под которым тоже виделся небольшой песчаный пляжик. Там, под обрывом, явно была яма.

Дурные сомы

Но, как выяснилось, под обрывом подлещики тоже брали редко. А основной добычей была вся та же сопа, только крупнее, чем на том пляже, где каннибалы даму съели и жили в кустах поблизости нахальные лисы.

Лишь к вечеру начались серьёзные поклёвки. Попадались неплохие подлещики, но главное, стали клевать сомы, причём, словно торопливые уклейки. Брали часто и дуром, заставляя качаться удилище. Вот только приходилось их стряхивать с крючков обратно в воду. Это были некрупные сомики. Только пару штук посадили в садок. Причём сомовий отчаянный клёв был не на перловиц, которых мы специально собрали в устье речной старицы на том берегу, а на крючки с червями и опарышами.

Рано утром на спиннинг с отводным поводком и твистером взял судак, дополнив не очень большой список относительно крупной рыбы. Но рыбалка всё равно удалась. И лунная ночь у костра тоже запомнится надолго.

Александр Токарев

Сомик на фидер

За приезд и реку Ветлугу!

Река Ветлуга

Лещ на фидер

Всё, что осталось от дамы

Судак на отводной