Даты начала сплава, мы с женой ждали с нетерпением и интересом. По Хопру мы уже сплавлялись несколько раз, а вот по Дону ещё ни разу. Главной нашей целью было знакомство со средним Доном, ну и, конечно же — рыбалка.

Вариантов маршрута было несколько. Мы выбрали такой: станица Вёшенская — город Серафимович. Длина маршрута небольшая, всего-то 100 км, но маршрут обещал быть интересным.

В назначенный день мы взяли курс на ст. Вёшенскую. В станицу попали с большим опозданием: на большом промежутке дороги ремонтники клали новый асфальт. Приходилось долго стоять, ждать проезда.

И вот мы в станице, которая стала известной благодаря писателю Михаилу Шолохову. Мы решили немного прогуляться по центральной части станицы перед началом сплава.

Множество интересных направлений. Жаль, что в этот раз, не было времени везде побывать.

Литературный музей. Здесь хранятся уникальные экспонаты, рассказывающие о творчестве писателя донской земли: книги, рукописи, фотографии, произведения живописи…

Это тоже музей, вернее — экскурсионно-выставочный центр «Народный дом». Используется для организации передвижных выставок российских и иностранных музеев.

Храм Архангела Михаила.
Храм построен в середине 18 века. С 37-го года храм использовался для хранения зерна. Во время Отечественной войны в храм попала бомба, сброшенная с немецкого самолёта. Бомба разрушила колокольню и повредила здание, но не взорвалась, так как попала на хранящееся в храме зерно. Позже, власти сами хотели взорвать храм, но его отстоял Михаил Шолохов.

Цветочная аллея в центре станицы. Давненько мы здесь не были. Станица сильно преобразилась, стала красивее.

Прогулявшись по станице, мы спускаемся на набережную Дона.

Здесь расположена скульптурная композиция «Григорий и Аксинья».
Композиция расположена на берегу, в том месте, где Григорий встретил Аксинью, в романе «Тихий Дон».
Авторы этой композиции В. Н. Десянчук и Н. В. Можаев.

К слову: Н. В. Можаев автор и памятника Донскому казачеству, который находится у нас, на правом берегу Хопра.

А здесь проходит ежегодный, Вёшенский фестиваль «Шолоховская весна», на который приезжают более 100 тысяч гостей со всей России. Заканчивается фестиваль поздно ночью грандиозным фейерверком.

Закончив короткую прогулку по станице, мы возвращаемся к машине, переезжаем по мосту через Дон и поднимаемся ещё к одной достопримечательности местности: «Орёл».

Отсюда открывается грандиозный вид на окрестности.

Памятный знак «Орёл».
На постаменте слова А. Серафимовича: «…Молодой орелик, желтоклювый, а крылья распахнул».
Автор этого памятного знака тоже заслуженный художник УССР Николай Можаев.

Насладившись красивыми видами окрестностей, мы спускаемся к Дону, для совершения нашего сплава. Но со станицей Вёшенской мы ещё не простились.

Всё упаковано и мы готовы к отплытию. Справа наш буксир, слева — баржа с вещами.

Прощальное фото на память. Здесь мы расстаемся с сыном, он уезжает домой и должен будет встретить нас через несколько дней, уже в г. Серафимович. Заняв свои места, мы отчалили.

Проходим под мостом, по которому проезжали некоторое время назад.
Этот мост построен при активном участии Шолохова. Он же был и инициатором строительства моста. До этого была обычная, паромная переправа. Строительство моста было закончено в 1985 году. К сожалению, М. Шолохов не дожил до торжественного открытия моста всего один год.

Донские чайки на мелководье.

Мы с женой много раз бывали в Вёшенской, но никогда не видели её со стороны реки. Теперь у нас появилась такая возможность.

Набережная станицы со стороны реки.

Похоже, что здесь каждый пятый — рыбак, а у каждого десятого есть лодка с мотором.

Вот теперь мы уже окончательно прощаемся со станицей Вёшенской и говорим ей: до следующих встреч!

Сразу же за первым, крутым поворотом Дона мы увидели гигантское сооружение элеватора. Здесь зерно грузилось в баржи и развозилось по всей стране.

Летучий корабль причалил на дерево. То ли база отдыха, то ли гостевой двор.

Цапля решила показать себя во всёй красе. Но трудно сделать хорошее фото телевиком, с рук, да ещё и с лодки, в движении. Но рассмотреть красотульку всё же можно.

Немного перекусив прямо на ходу, мы приступаем к рыбалке. Нам ведь нужно поймать рыбы для ухи. Ведь ещё немного, и нужно будет искать место для первой ночёвки.

Рыба начала ловиться почти с первого заброса, но не та, которую мы хотели. Мы хотели щуку, окуня, жереха, а ловился только голавль, разного калибра.

Это последний трофей моего, видавшего виды, крэнка Х-50. На следующих забросах он так зарылся в коряги, что не помог даже отцеп. Ну, покойся с миром. Вода тебе — пухом. Ты славно потрудился!

А это, видимо, пепелац пришельцев! Вон они, на берегу, собирают образцы трав для анализа.

На Дону вечереет. Мы продолжаем рыбачить, одновременно присматривая место для ночной стоянки.

Красив Дон в лучах заходящего солнца! Здесь мы и остановились на первую ночёвку.

Место просто замечательное: удобная площадка, окружённая густым лесом с прекрасным видом на реку.

Вот и полянка уже почти готова.

Шашлычок на гриле.

Шашлычок, да под коньячок!
Спать мы улеглись далеко за полночь.

А утром мы проснулись под монотонный шум дождя. Но нас он беспокоил не сильно. Густые ветви деревьев и палатка надёжно скрывали нас от дождя, а над столом мы ещё с вечера растянули полог. Дождь мешал нам продолжить сплав. Шёл он довольно долго и закончился только к полудню.

На обед у нас была жареная рыбка сдобренная дымком костра.

Дождь закончился. Всё стало свежим и чистым. Можно продолжить наш сплав.

На Дону даже доски могут прорасти!

По левому берегу Дона нам открылся живописный крутояр.

Слегка штормило. При дрейфе мы стояли на месте, иногда нас даже несло на течение. Поэтому приходилось иногда идти на моторе.

На левом берегу расположен хутор Лебяженский. Что это за конструкция мы так и не поняли. То ли земснаряд, то ли плавучая пристань, то ли ещё что.

Отойдя немного от хутора, мы делаем вторую стоянку, теперь на левом берегу реки.

Рыбы на уху у нас было достаточно. Только окунь жены потянул на 380 грамм.

А вот и уха! С дымком, и угольком, которой хватило и на завтрак.

Под утро опять был дождь, но не такой сильный, как прошлый раз. Позавтракав, взбодрившись горячим кофе, мы продолжили путешествие.

Хмурое утро на Дону.

Вот и станица Еланская, где снималась последняя, надеюсь, что последняя версия фильма «Тихий Дон».

Здесь мы решили пополнить свои запасы кое-какими продуктами и водой.

Станица Еланская когда-то была богатой и густонаселённой. Основали её казаки, выходцы из станицы Вёшенской. До революции, численность населения станицы составляла около 10 000 тыс. Примерно такое количество населения сейчас проживает в моей станице Кумылженской. В настоящее время, в Еланской проживает всего около 100 (сто!) человек.

Сейчас станица знаменита тем, что в ней снимал свой «Тихий Дон» режиссёр Сергей Урсуляк, и тем, что в станице находится казачий музейно-мемориальный комплекс белого движения. У входа в мемориальный комплекс установлен памятник генералу царской армии Петру Краснову.

Музей частный и довольно скандальный. В 2017 году, активисты организации «Суть времени», обратились в органы власти России, требуя демонтировать памятник Краснову, как пособнику фашистской Германии, и запретить знакомить посетителей станицы и туристов с мемориалом, посвящённому казакам-коллаборационистам.

По дороге в магазин.

Церковь Николая Чудотворца. Это центр станицы.

Это тоже центр станицы.

Вид на Дон со стороны станицы Еланская.

Пополнив запасы хлебом, водой и прочим, мы продолжаем свой путь по Дону.

Потом поймали браконьерскую снасть на стерлядку. Снасть была сделана основательно, не на скорую руку. В лодку брать мы её не стали, опасаяь огромного количества больших, острых крюков. Просто порезали и утопили.

Якорь снасти тоже утопили.

А вот свинцовые грузила я забрал.

Ветер не стихает.

Очередной голавлик.

Ни шатко, ни валко мы добрались до места, где Хопёр встречается с Доном. Делаем очередной привал, чтобы размяться, подкрепиться и поплавать в водах двух рек.

Устье Хопра. Почему-то устье уже, чем сама река.

Мелководье. Чуть ниже устья.

Ольга пытается кого-то поймать на свале в глубину.

На очередную ночёвку мы решили остановиться у станицы Усть-Хопёрская. Станица находится на правом берегу, а мы остановились на левом.

Всё готово для ужина.

Это не реклама пива «Дон». Просто, ну как гостить на Дону и не отведать напитка с одноимённым названием, и не выкурить сигарету с названием «Донской табак», по случаю!

А ночью, сидя на берегу, мы любовались огненной, полной луной.

Снова в путь.

И такое случалось.

Одинокая цапля.

Хорошо идём!

Опять попалась большая отмель посередине русла Дона. Ну как в таком месте не устроить жене фотосессию.

Снова пытаемся рыбачить с берега, но без результата. За время сплава, с берега мы не поймали ни одной рыбки.

А потом произошло неприятное происшествие. В моторе, который до этого работал ровно и уверенно, вдруг что-то загремело и зазвенело. Я его сразу заглушил. Сначала подумал, что сорвало шпонку винта, но шпонка была целой. Попытался провернуть мотор за винт. Сделал несколько оборотов и всё. Больше провернуть не смог ни за винт, ни шнуром.

На вёслах мы догребли до берега. На берегу я снял крышки мотора и осмотрел его. Клинило что-то в картере. Или что-то с клапаном, или с подшипником коленвала. Я понял, что поломка серьёзная и на месте устранить её не получится. Мы остались без мотора.

Вот оно, китайское качество — подумал я. Но, забегая вперёд, скажу: китайские изготовители здесь были не причём. В этой поломке я виноват сам. Когда дома я разобрал мотор и снял корпус лепесткового клапана, то оказалось, что отломался от основания упор лепесткового клапана. Обломок попал между картером мотора и маховиком. Потому мотор и клинил при проворачивании. Раньше я менял заводской упор на свой, переделанный, и увеличил отгиб упора. При этом маховик стал задевать за упор. Я поставил дополнительную проставку и маховик перестал цеплять за упор, но я не учёл нагрев деталей при работе мотора. При нагреве, маховик слегка начинал доставать до упора и, в конце концов, упор отломился и попал в картер. Но всё же, 4 сезона он отработал.

И так, мы остались без мотора, а до конца маршрута ещё километров 20.

Что же делать? Идти на вёслах, да ещё буксируя за собой гружёную лодку, это сурово. А если ещё сильный, встречный ветер? Такой вариант выглядел сомнительно.

Тогда мы решили поступить следующим образом: чуть ниже находился хутор Ярской, мы, дрейфуя, спускаемся до него и там завершаем сплав.

Позвонили сыну и сказали, что планы меняются. В связи с поломкой мотора сплав завершаем не в г. Серафимович, а в х. Ярской, где он нас и должен будет забрать. Будем там мы примерно через час.

Обидно, конечно, а что делать? Мы неспешно дрейфуем по правому берегу Дона, прокидывая приманками береговую зону реки.

Шикарные просторы! Но фото это выглядит скромно, но на самом деле, виды потрясающие!

Орлан-белохвовост зорко следит за порядком на своей территории. В отличии от своего собрата, степного орла, орлан-белохвост селится всегда у больших водоёмов. Это красно-книжная птица.

Единственная предсказуемая вещь на рыбалке — это непредсказуемость.

Очень точное замечание. Первая непредсказуемость уже произошла, это поломка мотора, вторая непредсказуемость, это поклёвка, которая произошла у Ольги. Да, во время сплава мы рассчитывали поймать что-то солидное, но то, что воблер схватит такой монстр, мы не ожидали.

Не было ни рывка, ни удара. Просто шнур медленно пошёл в сторону, от берега. Хищник, наверное, и сам не понял, что попался на крючок. Он просто взял воблер и пошёл по своим делам.

Ольга лишь сказала: «Саша, что это? Я не удержу спиннинг»! Я спросил: «Сама вытащишь»? «Нет! Я боюсь, лучше ты» ответила жена.

Я взял спиннинг из её рук. Фрикцион не визжал, он монотонно трещал, а неведомая сила тащила шнур на середину реки. Ольга заметила, что нас несёт в коряги. Я передал ей спиннинг, взял вёсла в руки, немного отгрёб от берега и бросил якорь. Снова спиннинг у меня.

Судя по усилию на шнуре и малоподвижности трофея, он был очень огромным. Его практически невозможно было сдвинуть, когда он даже находился без движения. А уж чтобы подтянуть к себе, почти невыполнимая задача. Тогда я был уверен, что это сом, настоящий сом, не тот шестикилограммовый, которого ловил раньше.

Жерех отпадал сразу. Во-первых, место совсем не жереховое, во-вторых, жерех редко бывает больше 10 — 12 кг, а здесь явно больше. Ну а щука, давно бы уже показала себя на поверхности.

Ольга достала телефон и стала снимать, а я всё продолжал борьбу с донским монстром.
Уже устала сломанная в юности рука. Тогда я взял спиннинг под локоть, а комель упёр себе в живот.

Трофей стал постепенно приближаться, но не потому что я его подтягивал, а потому, что он сам, иногда двигался в нашем направлении. Когда он подходил ближе он поворачивал в Дон и сматывал всё, что я с таким трудом выбирал на катушку. Всё начиналось сначала

Я уже устал и физически, и морально. А вот Ольге наоборот, было даже весело и любопытно: кто же там так упирается?

Монстр то уходил на течение, то спускался ниже нашей лодки, но так и не показался и не приблизился к лодке.

Всё же, монстр немного утомился. Он медленно направился к берегу и приблизился к нашей лодке. Теперь он был метрах в пяти от нас. Я сильно, насколько позволял спиннинг, потянул удилищем на себя. На поверхности появились буруны и мелькнул хвост монстра. Вернее не хвост, а часть огромного хвостового плавника. На видео этого почти не заметно, но мы видели. Ольга сказала: «Это не сом»! Да, это точно был не сом. У сома хвостовой плавник закруглён, а у этой рыбины хвост как у стрижа. Скорее всего, это был толстолобик, или сазан. Известный и авторитетный рыбак Фиш-хука Сергей (Serdgjk), который неоднократно ловил толстолобика, просмотрев видео, тоже предположил, что это был лобастый. И я с ним полностью согласен.

Ну а дальше произошло то, что, скорее всего и должно было произойти. Монстр сделал ещё несколько мощных бурунов на поверхности, не показываясь сам и… вдруг, воблер просто легонько выскочил из воды. Такое ощущение, что рыбина просто выплюнула воблер из пасти. Это же просто издевательство!

И хотя это не мой трофей, а Ольгин, мне хотелось переломать всё и закинуть в Дон! А вот Ольга, как ни странно, отнеслась к этому спокойно и с юмором, только пожалела, что не увидела, кто это был.

Я осмотрел воблер. Крюки были нормальные, даже не разогнулись. Потом я много думал: а смогли бы мы взять этого монстра, если бы он не сошёл? Всё ли сделал правильно? Ведь подсаком воспользоваться вряд ли получилось бы. Может быть, не надо было якориться, а продолжать дрейфовать по течению? А хватило бы мне шнура, если бы нас несло течением, а рыбина осталась на месте? Ещё, за поворотом, был пляж. Звучала музыка, жарились шашлыки, купались дети и взрослые. Молодёжь каталась на водных лыжах. В лучшем случае, нам бы порвали шнур, а в худшем — воблер мог зацепить кого-то крюками. Думаю, мы сделали всё, что могли, всё правильно. Ну а сход… ну бывает, чего уж.

Мы пристали к берегу и искупались. Я немного пришёл в себя. Позвонил сын и сообщил, что он уже на месте и ждёт нас. Мы снялись с якоря, и чтобы не мешать отдыхающим, переплыли на левый берег.

Видимо, здесь жил Робинзон с Пятницей!

Ну а чуть ниже, на берегу, мы увидели сына. Наш сплав подошёл к завершению.
Теперь можно сделать кое-какой анализ сплава.

Что огорчило? Конечно, огорчила поломка мотора, которая помешала завершить сплав до конца. Мы даже не дошли до устья Медведицы. Но самое большое огорчение, это, конечно, потеря огромного трофея! Но мы с ним ещё встретимся!

Что порадовало? Порадовали живописные виды Дона, приличная рыбалка и полное отсутствие комаров и прочих кровососущих. Даже на стыке вечера и ночи не было комаров, мы даже не применяли спреи.

Народ едет отдыхать в Крым, в Турцию, где всё включено. Мы же отдыхали там, где всё выключено! И нам это понравилось! Сплавом остались очень довольны. А на следующий год мы планируем новый заплыв. Теперь по Хопру, с выходом в Дон и до Серафимовича. Думаю, на этот раз всё получится!

Хутор Ярской. Здесь мы и завершили свой сплав. Теперь, с нетерпением, будем ждать следующего!