Довелось мне, братцы, побывать в раю. Там, где Река сохранилась в первозданном виде, людей почти нет, берег чист от бытового мусора, а единственные соседи по стоянке — это бобры, цапли и весьма немногочисленные комары.
И рай этот — словно создан для спиннингиста с блесной. Днепр в этом месте очень мелкий: глубина редко где достигает трех метров, а в основном — быстрины и перекаты от метра до полутора. И на этих перекатах целыми днями бьет жерех. Да еще, как оказалось, не только он. Современные достижения рыболовной мысли — силикон и воблеры — здесь практически бесполезны. Рыба на мелководье близко к себе не подпускает, заброс требуется предельно дальний и точный — «на всплеск». Поэтому — только железо, только хардкор! Причем рыба тут, на струе, лютая — и даже на тяжелые колебалки бросается любая. Сома со щукой в этот раз не поймали, а вот небольшие судаки, мордатые окуни и крупная чехонь частенько проскакивали между жерехами.

Немного матчасти. С переменным успехом работала вся моя дальнобойная артиллерия — Кукри, Хижак, Фарт, Джет, Малек. По расцветкам определенно выигрывало серебро с синей спинкой. Перебор и смена приманок тоже давали эффект. Я орудовал мощным спиннингом, что давало преимущество в дальности заброса и ширине сектора обстрела. Напарник ловил изящным лайтовым комплектом с тонким шнуром, позволявшим использовать приманки меньшего размера — и, по итогу, меня обловил.

Что удивило. Один из нас ловил с металлическим поводком, а другой вообще без поводка — и всё-равно ловилось. 2. Я пробовал различные тандемы блесны с бородкой и силиконом. На бороду поймался только один жерех, а так рыба выбирала из тандема именно блесну, даже чехонь хватала здоровенный пилькер. На тандем блесны с твистерочком случались окуневые дуплеты. 3. Средь бела дня на меляке 1.5м тем же Фартом и Мальком систематически соблазнялся судачок, а к вечеру вообще обнаглел.

Немного самокритики. Мы ловили с прекрасно оборудованной быстроходной кастрюли, немилосердно пугая рыбу двигателем, электроякорем и стоя во весь рост. Сняв с точки несколько рыб, ехали распугивать следующее место. Это, конечно, пижонство, так делать не стоит. Ловиться-то всё-равно ловилось, но, думаю, настоящего крупняка мы спугивали еще на подходе.

Что порадовало. Рыбе здесь почти ничто не угрожает. Ловить сетками на таком течении затруднительно, да и проезжающие два раза в день пограничники вероятно этому не способствуют. А из обычных рыбаков видели всего несколько лодок — с джигитами, троллингуями и квокерами. Убедившись в тщетности своих поползновений, они быстро сматывались искать более подходящие для своих снастей места.

Итоги.

По шкале мер и весов, поймали много, но не вижу смысла подбивать цифры. Как и чем измерить удар жереха, когда блесна только приводнилась — и тут же с громким всплеском выворачивается серебристая туша, сумасшедший рывок взрывает адреналином, и с губ срывается восторженный, но неприличный возглас. Как оценить очарование нетронутой природы, свежесть речного ветерка, смешанного с ароматом сосен, и тишину вечера, нарушаемую только всплесками огромных рыб... Всё это бесценно и счету не подлежит. А рыба, кстати, практически вся отпущена, всё-таки Жерех — это такой боец, который достоин жить!

На острове.

В бой!

Жереховая точка.

Отдай спиннинг!

Красавец.

Синяя Кукри — в фаворитах.

Свирепая чехонь.

Мордатый.