Вторую неделю сидим без работы, начинаю чувствовать себя дачником.
Такое ощущение, что в отпуске находишься, отпускных только не выплатили...

Чем заняться отпускнику в городе, где, кроме рыбалки, и заняться-то нечем?
Из-за высокого уровня и мутной воды в реке, с вечера решил — сходить утром на пруд, что ли, половить карасика на поплавок?
Утром проснулся, и понял, что на пруд идти желания нет... Ну вот нет, и всё тут, хоть убейте... Всё-таки в реке, даже на тот же поплавок, у меня ловля активная, я же в проводку ловлю. Отпустил, по течению, подтянул, перезабросил... Постоянные действия. А на пруду что — сиди и смотри в одну точку?

Решили с Леной прогуляться по городу, сходить в дальнюю его часть, в которой никогда не были.
В черте города я уже все мостики-лавы обошёл, и не по одному разу, но есть на краю города ещё одна, куда надо бы добраться, хоть посмотреть на неё.

Как в Европе — все пути ведут в Рим, так в Кашине — куда бы ни шёл, надо пройти через центр (ну почти всегда :) )
По пути обратил внимание, что ведётся замена кровли на Торговых рядах. Построенные в 1876-1904 гг, Торговые ряды до сих пор используются по прямому назначению, в них, как и сто с лишним лет назад, размещаются магазины.
Отметил приятный факт, что кровельное покрытие не заменяется современными металлочерепицей, ондулином или профлистом, а выполняется оцинкованным листом, фальцевым способом, тем самым сохраняется прежний вид зданий.

Торговые ряды в Кашине.

Далее наш путь лежал через реку и мимо двух храмов — Церковь Ильи Пророка в Кашине, в обиходе — Ильинско-Преображенской церкви и Церкви Рождества Христова на Горе.
Храмы города Кашина — это отдельная, и весьма болезненная тема. Вдумайтесь только — до революции в Кашине, насчитывающем порядка семи с половиной тысяч жителей, было 33 церкви и три монастыря!
За годы советской власти было обезглавлено, частично или полностью разрушено, большинство из этих храмов, и сейчас в городе из действующих — девять соборов и церквей, половина из которых восстановлены без разрушенных колоколен. Некоторые церкви используются в других целях, как, например Ильинско-Преображенская, в которой размещены реставрационные мастерские.

Ильинско-Преображенская церковь, 1900 г.

Вид на Ильинско-Преображенскую церковь.

Для того, чтобы дойти от одной церкви к другой, нам понадобилось перейти овраг по симпатичному деревянному мосту.

Мост через овраг.

Перейдя мост, мы оказались у дверей другого храма — Церкви Рождества Христова на Горе. Церковь действующая, отреставрирована без колокольни, разрушенной в 1937 году. В храме располагался склад пункта «Заготзерно». С 1947 г. — слесарный цех промкомбината, с 1983 г. — храм был возвращён церкви.

Вид на Ильинско-Преображенскую Церковь и Церковь Рождества Христова на Горе, начало XX века.

Церковь Рождества Христова на Горе

А дальше нам оставалось идти вниз и вниз — к реке.
Чтобы у читающих не возникало представление о Кашине, как о городе, где всё красиво и ухоженно, и, дабы не превращать повествование в этакую пастораль, представляю на суд зрителя фотографии с обычных городских улиц, отдалённых от центра.

Колодец уж не даст воды напиться.

Сапоги здесь — не роскошь, а средство передвижения.

Есть улицы центральные, а есть и отдалённые...

Но, всё-таки, все эти нелицеприятности, отходят на второй, и, даже, на третий план, когда видишь дом, который как будто сошёл со старой фотографии. Так и представляешь себе, как сейчас откроются ворота, и оттуда выедет бричка с впряжённой в неё савраской, а не «железный конь» из песни Боярского.

Дом из прошлого.

Лава оказалась на месте, как и было указано в Яндекс-картах. Да и куда ей деться, если это — самый ближайший путь в Кашин для четырёхсот жителей деревни Пестриково, расположенной за рекой.

Лава на краю Кашина.

Вопреки, кстати, всем россказням о «немытой России» с заросшими бурьяном огородами, да покосившимся ветхим забором, российская глубинка достаточно ухожена. Люди, даже не имея особых доходов, стараются содержать двор и улицу в чистоте, выкашивают сорняки перед домами на улице, прочищают дренажные канавы. Не без того, что встретится какой-нибудь полуразвалившийся дом, скрытый за зарослями крапивы, но, как говорится — в семье не без урода. Есть ведь среди жителей и одинокие старушки, которым уже не под силу справиться с бурьяном, да и просто, люди-алкоголики, которых ничего, кроме бутылки с «зелёным змием» в жизни не интересует.

Лавочка для отдыха у реки.

Я уже упоминал тут песню Розенбаума «101-й километр». В этот раз — почти прямая картинка к песне, правда, трактор плохо видно. Он на той стороне реки работал

Два бревна, сарай, качель,
Трактор на горе...

Два бревна, сарай, качель, трактор на горе...

А дальше — дорога обратно, мимо жилых домов, да прочих зданий — контор, сараев, магазинов.

Ещё один домишко.

Полвека магазинной жизни.

Но прогулка — прогулкой, а снасти-то с собой, ведь куда ни глянь — везде река.
По дороге — два моста, по чуть-чуть задержались на каждом.
На первом — мелкий голавлик, в ладошку. Что интересно — облил меня обильно молоками.
На втором мосту дела повеселее — приятный голавлишка, которого и сфотографировать не стыдно.

Голавль, мимоходом. :)

В центре города наткнулись на живописную группу с надписями на бескозырках «Морской кадет. Класс».
Дома перепроверил свои знания по географии... Да нет, не зря пять баллов было по предмету — нету в Кашине моря. :)
А командир-то у них — ну прям адмирал Макаров!

Морской кадетский класс.

На вечер синоптики запрогнозировали дождь. Как это — в дождь, и сидеть в четырёх стенах? Фигушки!
Собрался, облачился в дождевик, и пошёл пытать счастья.
Счастье улыбнулось в виде приличной плотвички, и не менее приличного язя.
Основной клёв был в самый разгар дождя!

Дождь рыбалке не помеха.

Опять скажут некоторые — мало про рыбалку.
Ну, так и рыбалки было мало, в общей сложности — около трёх часов.