Ленок предгорий Сихоте- Алиня.

Когда я впервые попал в Хабаровский край на рыбалку, то был ошеломлен просторами реки Амур, познакомился с его красивыми эндемиками, красотой горных рек, и естественно, захотел вернуться сюда вновь. Летом в целях экономии пришлось билет брать аж за полгода вперед. Но тут есть свои риски. Амур не перегорожен, как Волга плотинами и разлив реки может быть до июля и августа. Пролететь мимо рыбы, уже вложившись в билеты, можно как «Здрасьте». Зимой попроще, но есть свои шероховатости на пути к рыбалке. Билеты дешевле в разы, но бывает очень холодно до — 40 и ниже. Но что нас остановит, если червяк желания попал на благодатную почку? Он будет сверлить дырку к исполнению мечты, пока своего не добьется. Мой друг из Хабаровска предложил неплохой, на мой взгляд вариант. Сейчас, он сказал, я дам тебе номер человека, который на своем снегоходе добирается туда, куда основная масса наших рыбаков только мечтает попасть. Места редко посещаемые, рыба не выбита, может, если хорошо повезет, поймаешь ленка на четыре, а то и шесть килограммов. Это меняет дело. С человеком созвонились, познакомились, договорились о цене и хлопнули по рукам.

Амур красив и в зимнюю пору.

Когда осенний шторм ломает еще непрочный лед, а сильный ветер играет льдинами в мороз, то образует вот такие забавные многокилометровые поля.

Когда прилетел на место, Хабаровск встретил морозом минус тридцать пять. Меня довезли до дома, накормили и сказали, сейчас с Артуром на Амур за щукой, а за ленком выезд завтра затемно. А мне что, я на рыбалку готов в любом состоянии, даже после восьми часового перелета. Выехали на лед народу немного. Не разу среди торосов нашли переезд на другую сторону реки, километров за пять от нашего берега. Амурская рыбалка славится тем, что щука здесь стайная. При удачном раскладе с одной лунки можешь натаскать хоть мешок. Но в основном это будут сеголетки. После разлива нерестится вся рыба на отмелях, а тут ее более 130 видов. Для сравнения, в Волге только 70 видов. Представляете какая кормовая база для щучьего малька? Артур рубил проруби пешнёй. Выгребал лед широкой шумовкой. Объяснение простое, в такой мороз широкая полынья медленнее покрывается шугой, чем лунка от шнека ледобура.

Сменили несколько лунок, пока нашли щуку.

Больше всего меня поразили местные приманки на нее, называются крабы.

Бывают с тремя крюками, а бывают и с шестью. Силикон вешается для лучшей игры хвостиками и установки краба носом навстречу течения.

Я ловил на привычные мне балансиры, VIBы, блесны. Но все безуспешно. Течение здесь в разы сильнее чем на Волге. Все потому что нет каскадов ГЭС. Мои приманки уносило под лед. Далеко или близко без разницы, дна я ни разу и не достал. А он на краб достал первую щуку. Пока я ходил за фотокамерой в снегоход и обратно щука стала сосулькой. День пролетел незаметно, пока я осваивал игру краба, весом граммов под пятьдесят, если не больше. Мастер контролировал и подсказывал процесс. Это вялое покачивание с паузами с постепенным изменением горизонта облова в глубину и наверх почти до льда. Но дна я и с ним не достиг. Интересен тот момент, здесь эта много крючковая приманка разрешенная снасть для ловли щуки в пасть. В Волжском бассейне с ней ты бы был злостным нарушителем закона. У нас подобной снастью под названием хапуга, багрили рыбу на зимовальных ямах в прошлые века. Больше мы ничего так и не поймали.

Полминуты и льдышка вместо красивой рыбы.

До места наша команда из трех человек добирались долго. Я для этой поездки купил очки для катания на лыжах с гор. Оказалось, полное фуфло. Поролон от теплого воздуха и капелек на лице от растаявшей снеговой пыли превращался в ледышку, в результате очки изнутри покрывались инеем, обзора никакого. Двигались большей частью по реке, поднимаясь вверх по течению, огибая упавшие на лед деревья, открытые парящие майны на мелководных перекатах. Стоило снять очки, беда другая, глаза начинали слезиться на ветру от сильного мороза, ресницы смерзались. То и дело приходилось снимать перчатки, чтобы снять льдинки с глаз.

Ну вот мы на месте, далее кто-то пилит и колет сухостой для печки, кто-то разбирает сани, кто-то расставляет палатку. Палатка не простая, с толстым дном из искусственного войлока. Внутри двойной полог для удержания тепла, внутренний для улавливания капель конденсата. И главное в ней печь с двумя заслонками. Растопил, огонь пошел, закрыл заслонки и через пятнадцать минут разделись до футболки.

Свою сумку с вещами я оставил снаружи, чтобы не съедала место внутри.

Когда собирали через пять дней лагерь внутренний вкладыш местами превратился в лед от замерзшего конденсата, зато ни капли на голову.

У трубы можно окошко открыть на время растопки, чтобы дым вышел.

Подобный бренд я у нас не встречал, оказалась из Америки товарищ заказывал.

А утром в тележку и вперед по реке места выбирать.

Палатка шикарная, пометилось три раскладушки по периметру, посередине стол с одной стороны печь. Мороз был серьезный, но внутри палатки мой друг организовал даже дачный рукомойник. Печку ночью загружали только один раз и опять все вылезли из спальников. Утром легкий завтрак и на лед. Бурили лунки бензобуром. Быстро и качественно диаметр лунки 200 мм, но и она на таком морозе, когда деревья в лесу лопаются от мороза быстро зарастает иголочками льда. Первым трофеем был ленок.

Голыми руками рыбу не возьмешь, сразу начинают обмерзать кончики пальцев.

Еще перед стартом, когда оговаривали что и на что ловить, Игорь ответил — ленок, таймень, возможно щука и уклей. Для щуки приобрел мороженую мойву, на всякий случай, для ленка на рынке купил личинок короеда по 25 р за штуку. По своему опыту ловли в Сибири, я знал, что этих личинок надо держать за щекой иначе в мороженном виде они как кусочки льда рассыпаются при надевании на крючок. А мне купи мелких креветок, добавил я, на них ленка ловить буду. Он пытался доказать, что на них он брать не будет. Зато во рту их держать приятнее, и съесть потом можно, чем целый день плеваться опилками и древесной трухой от червей.

Личинки короеда вполне съедобны, при раскусывании во рту образуется вкус кедрового орешка только жидкого.

Моя заготовка на ленка, имитация личинки стрекозы, оставшаяся от рыбалки в Сибири.

Забегая вперед скажу, что на жерлицы мы ничего не поймали. Если не считать забавный случай, когда лиса утащила одну из жерлиц на сопку в ельник. Еле нашел ее по следу от грузила и лески, которые резали снег. Слишком сильный запах рыбы толкнул рыжую на воровство снасти. Поэтому ленок была наша обычная рыба из которой готовили уху, жареное филе и традиционное блюдо дальневосточников под названием тала.

Чтобы сделать тала, нужны резаные дольки рыбы, у нас были мороженые лепестки филе ленка...

Перец и сладкий лук...

Поперчили черным и жгучим перцем, посолили, добавили корейской морковки. Закуска готова.

На щуку мы вышли потом совершенно случайно.

Мороженую мойву местная рыба не оценила.

Была у меня надежда, что налим или таймешонок позарится на нее.

Но мои иллюзии так и остались наивными мечтами.

Каждое утро на рыбалку, как на работу.

Ленок клевал активно. Стоял он на границе основной струи и прибрежных заводей у излучин реки. Берег силы и собирал то, что приносила ему река. На хвост креветки он тоже клевал бойко, но ее мякоть слишком нежная, часто сбивал, переходилось перенасаживать по несколько раз, и я перешел на короеда.

Игорь Ткаченко теперь мой хороший друг, организатор рыболовных туров зимой и летом по Хабаровскому краю и Сахалину.

Обратите внимание на что он ловит — медный пруток с впаянным крюком для карпа. Просто и сердито.

Мои московские приманки попроще — просто крупная мормышка.

Но я терпеливо ждал, когда же мы поймаем крупного, за чем, собственно, я сюда и приехал.

Крупный ленок, за которым мы сюда забрались, так и не проявил себя. Первый рыбацкий и кулинарный азарт уже сбит, хотелось бы укрупниться в размере трофеев. Игорь перешел на ловлю на ратлины, у него плетеный шнур на удочках с мотовилом, а я стал экспериментировать с силиконом. Как показала практика подбора цветовой гаммы, мелкие рыбки с алым пятном на горле очень даже понравились ленками. Поэтому в следующий раз, я обойдусь искусственными насадками.

В виде утяжелителя у меня были вольфрамовые глазки, которыми утяжеляют стримеры нахлыстовики при вязании мушек.

Тут он даже рыбку содрал.

И на одной из проводок ударило в руку так, я что чуть не вырвал удочку. Весов не было но четверочка была уверенно.

Обратите внимание, Павел, как и все хабаровчане зимой ловит с двух рук, будь это ленок, щука, сиг или корюшка.
Я так пробовал на платнике ловить форель — действительно поклевок больше.

И поклевки случаются чаще.

А потом откинул в сторону пустую удочку и занимайся вываживанием.

Игорь перешел на ловлю на традиционного здесь краба, эта приманка хорошо держит течение, на нее может клюнуть и таймень, но пока был награжден щукой. Я тоже попробовал на него ловить. И что удивительно. Первая поклевка чувствуется, как легкое касание за что-то, и через паузу уверенный удар и… здравствуйте тётя щука.

Щука тут есть, только аромат морской рыбы ей претит, вот и не клевала на жерлицы.

Когда я опробовал местную приманку, да, клюет в пасть, то решил перейти на блесны.

И Вильямс огурец она тоже уважает, тоже несколько раз била, пока крюк не попал в пасть.

Хабаровский шнурок.

Один раз была такая поклевка, что я аж присел к лунке, повозился секунд тридцать, не смог даже выпрямиться с колена, и блесна оторвалась. Таймень шалит — улыбнулся Игорь. Через полчаса он также повозился с хозяином реки и шнур перетерся о нижнюю кромку лунки. Не судьба в этот раз. В котел мы его не хотели, очень берегут здесь эту рыбу, слишком медленно она растет и часто гибнет даже будучи выпущенной обратно. А если обжечь ему жабры морозом только ради фотографии… не стоит оно того, решили мы. Время на рыбалке летит незаметно. Спасибо Игорь. За шикарные места. Но приехав в город у меня оставался еще целый день до самолета. Артур предложил свозить меня еще раз на Амурску. Рыбалку, поискать амурского сига.

Ветер был такой на Амуре, что еле-еле сумели закрепить палатку.

С сигом здесь достаточно просто. Зимой он выходит на нерест на песчаные косы, где его и ловят. Судя по всему, нерест еще не начался, потому что в эту пору половина города находится на реке. Ловят его на блесну сиговку, которая отдаленно напоминает балансир. На один из крюков насаживается полоска мороженного сига, под названием сопля. Сига привезли с собой. Вторая на полуметровом отводном поводке чуть выше блесны. Во время активного клева, когда его ловят мешками, мелкие сиги идут на разделку тут же. Игра простая — чиркнул по дну приподнял, поиграл, покивал и снова, по дну, чтобы создать мутное облачко. Через час я почувствовал ударчик и был награждён некрупным сижком. Он оказался единственным и размер уж слишком мелкий. Подъехав к дому и вручая меня, принимающей стороне он радостно объявил: — «Евгений поймал еврейского сига!» На мой вопрос почему еврейского? Слишком мелкий что-ли? Потому что ездили ловить на ту сторону, в Еврейский автономный округ. Ну и размер говорит сам за себя, рассмеялся он. А по мне... Шикарная зима с морозами, шикарная рыбалка, отличная компания. А что еще нужно для получения максимального удовольствия?

Тот самый, еврейский с блесной сиговокой и соплёй на отводном поводке.

Домой я привез одного ленка, а это содержимое его желудка. Вот почему он любит медный цвет.

Спасибо, Игорь. Я сюда вернусь с друзьями.