Параллельно с моделью 671 была еще одна советская катушка, со странным названием «ЛЭМЗ». Красивое имя, а главное — редкое. Ленинградский электромеханический завод.

И вот тут, всенепременно, должен быть вид сверху:

Цены видно. Они фиксированы, постоянны, выдавлены в металле. Вот сколько на ней написано, столько она и стоила в любом магазине. Хоть в Ташкенте, хоть в Москве, в Новосибе. Без вариантов.

Черные «ЛЭМЗы» — это первое поколение. Серые, на рубль дороже — последнее. Чтобы поднять цену товара на 1 рубль, заводу нужно было перестроить всё производство: изменить чертежи, лекала, литьевые формы… Не знаю, что ещё, не специалист. И только тогда поднять цену на свой товар, на 1 рубль, зафиксировав это в металле. Вот так жили. Время борьбы с американской экономикой.

На самом деле «ЛИЗ» была моей второй безынерционкой. Просто решил начать с самого хорошего. Первую я приобрел «ЛЭМЗ». Доводить эти катушки было не надо. Купил, леску намотал и рыбачь. Полностью решали проблему. Как в наше время недорогие «Риоби». Шпуля мне у них нравилась: быстросъемная, качество литья пластика редкое — полированная идеально.

Главным достоинством «ЛЭМЗ» было то, что они всегда были в продаже, в самый жесткий дефицит. Не от того, что они плохие. Уверен, что завод держал хорошие тиражи, удовлетворяя заказы всей страны. Я в то время поездил: Москва, Ташкент, Хабаровск. Заметил, то, что есть, например, в Уфе (где производство), Москве и дыре, то у нас — никогда. Распределение дефицита шло не с местного уровня, а ещё раньше, откуда-то сверху. Мало всего делали и всем городам не хватало. А «ЛЭМЗы» были везде.

Я их изловил 8 штук в разных целях. Лесоёмкость была удобная, ходовая. А недостаток один, в принципе, — слишком прямой зуб. Урчали сильно, особенно со временем, по износу. Срок службы на порядок ниже модели 671. И не по качеству исполнения, а в силу разных конструкций. У одной («ЛИЗ») винтовая гипоидная передача и передаточное отношение ½,9, у другой («ЛЭМЗ») внутри короткие, почти прямые извилинки на главной шестеренке.

C «ЛЭМЗом» на ОбьГЭСе, 1990.

На Коровьем острове, 1983.

По дизайну «ЛИЗ» перед «ЛЭМЗ», как кирзовый сапог перед дамской туфелькой. Внешне ЛЭМЗ, особенно последнего поколения, — это полная копия «Митчелл-300». Особенно умиляет полная схожесть оригинальной складной ручки. Но, к чести наших конструкторов, Митчелл-300 — другая. Она крупнее. Все желающие могли её покрутить на выставке-ярмарке «Рыболовный рай-98». Уже тогда её демонстрировали как ретро. Тут два варианта. Или взяли за основу только французский дизайн и создали свой размер. Или существует некий «Митчелл-200», который никто не знает. «Митчелл-300» знают все. Это катушка-легенда, выпускавшаяся долгие годы, миллионными тиражами. В этом плане конкурентом у нее был только шведский мульт («Амбассадор-500»), его тоже все знают. Я его разбирал пару раз. Он весь на подшипниках скольжения, а миллионные тиражи. «Митчелл-200» не знает никто, а наши сделали. Молодцы, но все равно не Калашников.

Калашников, если вы догадались по аналогиям, это будет самая лучшая, надежная, рабочая машина для рыбоубийства. Последняя катушка, которую не переплюнуть. А «ЛЭМЗ», была первой.

Приобрел я её не просто так, а по поводу. Самое глубокое место в черте Новосибирска от ОбьГЭСа и до Нового затона — это продольная яма ниже Тулки, под левым берегом 7,5 метра по зимнему уровню. На выходе из этой глубины было очень уловистое место для рыбалки с берега, в начале сезона, по большой воде. Глубокой осенью, перед самым ледоставом, старые спиннингисты приезжали и наводили порядок после закидушечников. Убирали тычки, бревна от костров, выдергивали молодую поросль, чтобы на следующий год не было зацепов. А тут понадеялись друг на друга и не прибрались. Рыбачить было невозможно, сплошные зацепы. А уже тогда: и по разговорам, и по собственному небольшому опыту, я знал, что чем легче груз, тем меньше зацепов. Причем прогрессия геометрическая. Но чтобы добросить до рыбы с инерционной катушки груз меньше 60 грамм не поставишь. Все бросали 80 и больше. Подумав, съездил в магазин, купил безынерционку. Естественно «ЛЭМЗ».

Основную леску поставил 0,25, свежую. Отводной поводок — 0,25, старую. На поводке, как у всех, самодельная вертушка, а грузила использовал 28 — 40 грамм. Чтобы достать до рыбы хватало магазинной «фильды» 28 грамм. Всё повторилось, как и вчера — цеплялись, обрывались, матерились, вновь вязались. А я ничего: стою, рыбачу, судачок клюёт. Свои зацепы не запомнил, запомнил результат: было нас 12 человек, и я поймал 12 судаков, все остальные — всего двух. Это была моя первая рыбалка с безынерционной катушкой. Она же открыла мне путь на озера.

На следующий год, хоть мы и почистили дно, прямо на это место поставили железный причал с метростоевскими катерами с одной стороны и надписью «СУ-17» — с другой. А сейчас там новая дамба на Коровий остров.

Продолжение следует...

С уважением, Сергей Шаталов.

Июнь 1983 год. Спиннинг «Маэстро» (индийская «Дайва»), катушка «ЛЭМЗ».