Отпуск. Надо ехать на юг. Но я и так живу на юге, пусть и Западной Сибири. Будет логичным уехать на север.
600 км асфальта, 100 безумной гравийки, еще 60 с небольшим по воде — мы на месте. Дружественные два экипажа давно нас ждут.

Север Томской области. Обь.

Швартуемся к настилу устроенному на берегу реки. Шаг мимо него и ты по шею в коричневой жиже ила. Выгружаем из лодки канистры с бензином и прочими жидкостями, оставляем на берегу, остальное — в дом, расположенный даже не в деревне, а в поселении рыбаков дворов из 5-7.

Зыбучий причал.

И скорее на воду. От обилия потенциальных мест в зоне видимости голова кругом. Косы, песчаные гребёнки, бесконечные коряжники и отвесные яры. Есть где разгуляться.

Жестокий коряжник с глубиной по краю в 20 метров.

Закоряженный стол 4-5 метров — щучья столовая.

В ближайшую протоку, к первому же кустику. Неуверенные забросы и уверенные поклёвки.

Толстые окуни и щуки своими кренделями и пируэтами снимают усталость от 12ти часовой дороги.

Несколько пойманных хвостов вселяют уверенность. Можно и на берег.
Гуськом движемся по настилу к оставленной на берегу поклаже — необходимо отделить питательное от горючего и первое перенести в дом.
Внезапно у самого уреза воды — огромная плюха...
... И на топкий берег, опираясь на грудные плавники, по-воробьинному подпрыгивая, выбирается... Пескарь.
С клокотанием, напоминающим стук металлических поварежек в приисподней, безошибочно определив содержимое тары среди ёмкостей с бензином, маслом, питьевой водой, обвивает усом пятилитровку водки. Явно намеревается дать дёру — не тут-то было — товарищ крепко вцепился в заветную ёмкость. Секундное перетягивание.
— Ребята, лучше отдайте, дешевле выйдет, — доносится крик со стороны домов.
Довод убедителен, стальная хватка расслаблена.
Издав блькающе-хрюкающий возглас, будто тысячи мыльных пузырей разом всхлопнулись у неисправного громкоговорителя, прижав плавники к брюху, с явно довольной физиономией, победитель «колбаской», как я когда-то в детстве по заснеженной горке, скатывается по берегу и исчезает в жиже.
— Приваженная она, самка Пескаря, почти с каждого экипажа имеет мзду, а если не отдать, вернётся ночью, перевернет лодки и сломает удочки — раздается уже рядом голос местного жителя.
Хотите — верьте, хотите — нет.

День второй проходит в исследованиях ближайшей акватории — рыба есть везде, достаточно попасть под нос — поклёвка. Но трофеев, надежды на которые лишь воспламеняются с каждым новым местом, нет. Всю рыбу отпускаем.

День третий

На рассвете, один, пока напарник спит, я — шнырк в щучью столовую, всего-то 3 минуты под мотором.
Вижу, как член дружественного экипажа возится на том же обширном столе с неплохой щукой. В лодке он тоже один. Предлагаю помощь, но он не пальцем делан и справляется сам.

8 с хвостиком. Поздравления товарищу!

Отхожу выше. Вчера наметил постановку: встаём на 5 м напротив вон того дерева, кидаем вон на ту палочку на берегу — течкой джиг выносит под подводный куст. Тук-тук в приманку, мимо. Ступенька, ещё — тук уже у лодки. Секу. АЕ! Что-то прицепились. Пара минут, 4 попытки и щука в подсаке.

6+
Любая дама позавидует такому размеру )

Повторяю заброс, затем ещё раз. ТУДУК. Из под того же куста. Явно что-то солиднее. Ломится обратно в куст, вззззззз, подтягиваю фрикцион. Обрыв. Ах тыж. Шнур лопнул в кольцах спиннинга — явно с ним что-то не так. Меняю шпулю. 0.35 подойдёт. Облавливаю весь стол — шнурки исправно кусают.
Вторая лодка давно ушла в даль. Ни кого, красота.
Встаю метрах в 15 от берега, расслаблено рыбачу. В кустах на берегу движняк...
... На берег вываливается медведь. Не огромный, но тем не менее, мать его, МЕДВЕДЬ.
Закон Вселенского заподла гласит: «Если заподло может произойти, оно обязательно произойдет».
Вот и тут — поклёвка, некрупная жаба мечется на поверхности, привлекая внимание топтыгина. Он лезет в воду в предвкушении лёгкой добычи. Меня, кажется и не замечает. Открываю душку катушки, лишь бы шнурок ушел с поверхности, так и происходит. Мишка в ступоре. Замечает меня. Продолжает неуверенное движение в мою сторону. Но резко разворачивается и с жалобным рыком плывет к берегу. Замечаю, как в его сторону плывет под поверхностью воды... ??? Фонарный столб??? Да это здоровенный осетр! Перевернувшись белым брюхом к поверхности, в мгновение ока проглатывает несчастного.
Как позже выяснилось, медведи и лоси — излюбленное лакомство крупных осетров.
Хм. Наверняка клюнет на муху, имитирующую пекинеса или лабрадора.
Хотите — верьте, хотите — нет.

День потерь

В этот день все шло не так: поломка мотора у друзей. Накрылся сальник, а без масла в сапоге редуктор не жилец.

Хана.

Запасной сапог в сборе нашелся у соседа. И как раз к этому мотору.

Накрылся квадроцикл при попытке пробиться через болотные кочки и траву выше человеческого роста к озеру с карасями, которые за уникальные вкусовые качества ценятся здесь выше, чем стерлядь и муксун.

Деликатесные караси.

И, наконец, сломался мой любимый дедушка, хертик, отслуживший почти десяток лет. А всего-то была какая-то двушка. Видимо, усталость дала о себе знать.

Судьба чертовки была предрешена — в коптилку.

Адьёс, Амиго.
Но все к лучшему. Распущу на хлыстики для зимних мормышечных удочек.

Не смотря на передряги, рыбка поклевывала. В основном в корягах. Попалось даже пару язей. И ничего мясистого.

Язь.

День хапка

Утренний густой туман и явное похолодание вселяло надежду. Без пуховика на реке зябко. И рыба явно это ощутила, очнулась.
В столовой удалось выловить пару крокодилят: 5 и 7 кг.

Пяточек.

Семерочка.

Рыба активно клевала у всех экипажей. Судаки, окуни, щуки. Даже стерлядка забагрилась воблерком.
У меня вторая несмертельная поломка — выскочило первое кольцо из крепления.

Лечить синей изолентой.

Невозможно пройти мимо двуххвостки.

6 дюймов? Легко!

4, 7, 11500 — взятая товарищем. Его новый максимум по щуке. Гип-гип Ура.

День «какой-то»

Жара, резко сменившая похолодание, отключила рубильник. Рыбалка трудовая. Дружественные экипажи, досконально зная окрестности, вымучивают рыб, порой весьма весомых. Я не упираюсь. Участвую в хоз делах: накачать с реки воду в огромную цистерну, баню. Обработка и подготовка улова к копчению. Что-нибудь фотографирую.

Утренняя роса.

... на поляне два пацана пинают мяч, я бреду мимо. Неловкий удар и мяч, почему-то баскетбольный, летит в мою сторону. Поднимаю, что бы вернуть... Это что? Глаз! И не просто глаз, а ерша!
— Дядь! Отдай.
— Пацаны, а это что?
— А то не по глазам? Дядь, это высушенный глаз ерша — лучший мячик. В том годе дед Фиоктист поймал здоровенного... Ох и праздник был. А что? Очень нужная рыба. Слизь — для смазки техники, вон бочка на дворе стоит. Плавником можно лес валить. Воздущный пузырь — вон он стоит у околицы, вы же сами в него сегодня воду набирали.
Хошь, дядь, верь, хошь — не верь.
— Ну ловите свой мячик.

День крайний. Домой!

В 5 утра по будильнику. В 6 уже мчим по реке к машине.
С небольшими приключениями, через СТО и шиномонтаж добераемся до дома.
В целом, конечно рыбалка и отпуск удались. Поеду ещё.