Перейдя в категорию тех, кто планирует свои рыбалки только с наличием лодки и мотора, за исключением вечерних форелевых выездов, иногда очень приятно выбраться в однодневный береговой тур по любимым речкам прошлого, когда лодка была мечтой, а каждая зубастая, даже некрупная, воспринималась как победа.
Стоит однако отметить, что осенью такие небольшие речки обладают особым шармом. Во-первых, гораздо меньше становится бродящего по ним народу, во-вторых, с похолоданием вода становится прозрачной, благодаря чему охота за щукой приобретает яркую визуальную составляющую, особенно когда глубина не превышает пары метров.

Первая речка, с которой решено было начать, мной за последние несколько лет была неплохо изучена, и найдены стабильно работающие по осени несколько точек. Глубина её не более метра, за исключением ям, в которых щука почему-то никогда не стоит, предпочитая места под упавшими деревьями или в пучках травы.
Ловил я обычно здесь плавающими крэнками, но в этот раз напарник заставил меня по-другому взглянуть на эти места, потому решено было использовать резину на подгруженных офсетах.

В качестве походного варианта я собрал двухметровый Maximus Manic до 16 грамм, шнурик потолще, ибо дальнего заброса все равно не требуется, а зацепиться есть за что даже по сути незацепляйке, ну и озвученная уже резина на офсете. Коробку с воблерами я само собой захватил, но так и не использовал.

А дальше начались расстройства — на самой шикарной точке, с которой по осени без рыбы я и не уходил, не случилось ни выхода, ни поклевки. Безусловно, не отметить ну очень низкий уровень воды никак нельзя, и похоже, что отказ рыбы идти в речку связан именно с этим — возможно в устье, в котором я не был, русло стало непроходимым.

Несмотря на мои увещевания, что все плохо и дальше можно не идти, напарник с воодушевлением облавливал ямы и перекаты, удивляясь, почему тут нет форели или голавля.

Спустя час и он сдулся, и было решено ехать на разведку на незнакомую нам речку, на которой щуку обязывали быть два больших водоема, расположенные с разных сторон этой самой речки.

Несколько обнадеживало, что подъездов к реке нет — только подходы, чем мы и воспользовались, подкравшись под прикрытием русского поля к самому урезу воды. Река оказалась неширока — метров 6-10. Забавно, хоть и не редко, что на первой же точке я поймал щучину, грамм на 700, которая так и осталась единственной — в прозрачной воде было отлично видно как она вылетела, махнула мимо резины, и лишь с повторного захода заглотила приманку, после чего, спустя пять секунд, я поднял ее на усеянный опавшей листвой берег. Серьезных травм соперник не получил, потому попозировав мне пару минут, рыба была выдворена обратно в свою стихию.

А дальше мы шли вдоль реки более двух часов, обкидывая и ямы, и затопленные препятствия, а движения навстречу со стороны водных обитателей и хоть какого-нибудь желания сотрудничать не заметили, разве что водомерки с интересом бегали на дергающимся шнуром на поверхности воды, да всплыл разок жук-плавунец, дабы рассмотреть непрошенных гостей.

Единственное объяснение, которое приходит мне в голову — это тот факт, что большинство забросов было апстримом, либо поперек, потому как шли мы вверх по течению, в то время как на первой точке, которую я прокидывал обстоятельно, щуку взяли на большой паузе на броске вниз по течению.

В остальном, мы провели отличный день на свежем воздухе, и даже видели рыбу.

Раньше эта коряга была пости полностью под водой

Остатки пешеходного моста