Приболел я, друзья. Умудрился посреди лета простудиться, что, в общем-то, при моей работе, несложно. Перманентный сквозняк при мокрой спине тому способствует.

Простуда, ясное дело, вещь скоротечная, если лечиться — то за семь дней все нормализуется, а вот если пустить на самотек — неделю проболеешь. Но тут главная проблема в другом — а как же быть с рыбалкой?

В воскресенье к вечеру почувствовал себя более-менее сносно. Ну что ж, с паршивой овцы — хоть шерсти клок, то бишь хоть на пару часиков, а на прудик выскочить надо.

Поблизости от меня, в районе станции метро Пионерская есть два пруда — Мазиловский и Нарышкинский. На первом я уже был, надо бы проведать второй. В общем еду в ту сторону, а там уже по месту сориентируюсь.

Мазиловский пруд.

Филёвская линия метро на большей части своей идёт поверху, поэтому отдыхающих на берегах Мазиловского пруда я увидел ещё из вагона. Не толпы народу, конечно, но достаточно много. По фотографии этого не скажешь, поскольку люди не прогуливались по дорожкам, а расположились группами под деревьями.
Остаться тут или идти на Нарышкинский?
Пойду, посмотрю что там за прудик.

Отдыхающие на Нарышкинском пруду.

К моему удивлению, на Нарышкинском пруду отдыхающих оказалось не меньше, причём на одном из берегов устроены специальные деревянные лежаки для принятия солнечных ванн. Желающих позагорать уже не было, время на часах — начало восьмого, но бабушек с внуками да мам с детьми было предостаточно. Кроме того присутствовал дядька с маховой удочкой, а это кое-что да значит!

Нарышкинский пруд.

Точного времени создания пруда в интернете я не нашёл, предполагаю, что произошло это в то время, когда имением владел двоюродный брат Петра Великого, Александр Львович Нарышкин. Само имение Кунцево было вотчиной Мстиславских, но после подавления стрелецкого бунта было подарено Петром I своему дяде — Льву Кирилловичу Нарышкину и тот присоединил его к своему имению Фили. Но при Льве Кирилловиче Кунцево не развивалось, и только при его сыне была выстроена усадьба и возведена Знаменская церковь. Усадьба и церковь мне на глаза не попались, а пруд — вот он, любуйтесь.
Пруд-копанка почти прямоугольной формы длиной 90 и шириной 55 метров входил, по всей видимости, в архитектурный ансамбль парка, устроенного при усадьбе. Думаю, что кроме эстетического пруд имел ещё и чисто утилитарное назначение — являлся поставщиком карасиков к барскому столу.

Первый ротан Нарышкинского пруда.

Карась в пруду живёт и по сей день, но к нему добавился ротан, которого, собственно, я и планировал ловить.
Планировал — и поймал.
Ловил на каролину, приманка — зеленая двухдюймовая Ларва. Дядька аж удочку бросил, прибежал посмотреть мой улов. Больше ни у кого из присутствующих мой трофей интереса не вызвал.

Нарышкинский (Солдатёнковский) пруд в начале XX века.

В середине XIX века земли Нарышкиных были разделены между Солодовниковым, Солдатёнковым и Шелапутиным, которые использовали их для строительства дач и промышленных предприятий. Центральная часть усадьбы Кунцево досталась известному книгоиздателю и фабриканту Козьме Терентьевичу Солдатёнкову. В 1874 году он построил дом в классическом стиле. Гостями в этом доме бывали Толстой, Герцен, Огарёв, Тургенев и многие другие.
С той поры парк и пруд в парке приобретают своё второе имя — Солдатёнковские.
Считается, что именно этот пруд упоминается в романе И. С. Тургенева «Накануне», поэтому у него есть и третье название — Тургеневский.
Фото взято с сайта https://pastvu.com. Дата сьёмки — предположительно 1900-1907 г. г.

Утки-попрошайки.

Пруд сильно заросший, на поверхности довольно много рдеста, в котором регулярно плескался неплохих размеров карась. Ещё из живности не давали о себе забыть две молодые утки, пасущиеся неподалёку от отдыхающих, которые подкармливали их всякими вкусностями со своих столов. Вообще, кормление уток — обязательное развлечение для детей и бабулек.

Утиная семейка.

А на самом пруду плавала уточка с будущими попрошайками — утятками в возрасте нескольких дней.

Ротан Солдатёнковского пруда.

Следующий «микроб» позарился на двухдюймовую Тиогу. Уцепился зубами за хвост и отпустил жертву уже только на берегу.

Ивы.

Дальше по берегу росли ивы с ветвями, склоненными до самой воды. Судя по старой фотографии, высажены они были в 60-х годах прошлого столетия.

Дети кормят уток.

Заметили, кстати, чем заняты девочки на фотографии? Правильно — обязательным развлечением детей и бабулек — кормлением уток.
А рогульки под удочки прямо указывают на наличие рыбы в пруду.
Жена увидела эту фотку и сказала, что у неё в детстве была такая же панамка.
Фото взято с сайта https://pastvu.com. Дата съёмки — предположительно 1963-1965 г. г.

Три

Следующие два ротанчика взяли с одной точки, примерно с того места, где полста лет назад кто-то сфотографировал двух девочек.
Может они и теперь сюда приходят, и кормят со своими внуками потомков тех уток?

Четыре.

Следующий «зверь» сел на крючок прямо под стенами кафе с громким названием «Усадьба» и с не менее громкой музыкой.

У кафе.

И уже в сумерках я почувствовал осторожную поклевку, не похожую на яростное терзание силикона предыдущими индивидуумами. К сожалению, дело ограничилось парой тычков, продолжения не последовало. Возможно тот ротан был поопытнее, потому, что постарше, и, надеюсь, покрупнее.

«Усадьба»

Ну что, результат оказался вполне удовлетворительным: рыбу я поймал, чего мне не удавалось уже аж с поездки в Минск. И пусть эта рыба — всего лишь ротан, но, тем не менее, это рыба!
А вот пруд жалко, оказывается, он не состоит на балансе дирекции парка Фили, но, что ещё удивительнее — не состоит на балансе вообще нигде. Соответственно некому взяться за очистку водоема, и он потихонечку заливается и мелеет. Общественность района взялась за этот вопрос, надеюсь, что дело сдвинется с мёртвой точки, ведь в реставрации нуждается не только пруд, но и сама усадьба.

В следующий раз расскажу ещё о каком-нибудь прудике с интересной историей. Ну и о рыбе, если получится.