Карась — рыба с которой начинают свой рыбацкий путь и завершают на нем многие рыболовы.

Попали недавно на съемку очередной программы в Рязанскую Мещеру. Я там был несколько лет десять назад весной, основными трофеями были караси в водоотводных каналах на бывших торфоразработках, это если ловить на поплавок или боковой кивок. На спиннинг изредко попадалась мелкая щука на притоках реки Пра. В естественных топких ручейках среди болот аборигены традиционно ловят вершами вьюна, весной и осенью, когда он перемещается из одного водоема в другой. В перестройку я с ними на дороге пообщался, где толпа женщин вдоль обочины стояла с капроновыми бочками, их они продавали ведрами. Мелких, как водится по три, крупных по пять. Крупный с икрой вьюн едва по толщине брюха влезал в пятилитровую бутылку из-под воды. От милых бабушек узнал, что эта рыба, да мелкий карась, которого здесь огромное количество помогали во все войны выживать деревенским бабам, и еще тощих от голода детишек юшкой рыбной выхаживать.

Вьюнов из Мещерского края до сих пор поставляют во многие точки, торгующих живой рыбой.

Это не просто сарайчик прошлого века, затопленный паводком. Он стоит на ручейке, и в нем круглогодично ставились (яться) верши для ловли вьюна.

Так вот, именно о карасе я хотел бы порассуждать. Эта рыба сама с огромным потенциалом выживания. Посудите сами. Карась может выживать в мелководных прудах и старицах, которые промерзают до дна. Они зарываются в ил и у них, почему-то все хорошо, но не все так просто. В иле кислорода нет, возникает вопрос: — «Чем дышать-то?» Еще в прошлом веке группа биологов из университетов Осло и Ливерпуля изучила механизм, позволяющий некоторым пресноводным рыбам выживать в условиях крайнего недостатка кислорода подо льдом. Обыкновенный карась (Carassius carassius) и его близкая родня золотая рыбка (Carassius auratus) зарывшись глубоко в ил, переключаются на анаэробное дыхание, при котором необходимая для жизненных процессов АТФ вырабатывается путем распада, например, глюкозы.

А еще этот привереда способен менять вкусовые пристрастия с течение дня, чем сильно расстраивает рыболовов.

У карасей секрет заключался в мутантном белке, обеспечивающем выработку этилового спирта из молочной кислоты,. Спирт потом выводится из их организма через жабры. Именно это обеспечивает их рекордную по сравнению с другими рыбами устойчивость к гипоксии. В эксперименте карасей помещали в специальные аквариумы, где поддерживалось низкое содержание кислорода. Там рыбы жили неделю, а потом у них брали для исследования образцы тканей. Ученые измеряли концентрацию этанола в крови карасей в природе во время продолжительной гипоксии подо льдом. Она оказалась весьма высока — более 50 мг на 100 миллилитров, что выше нормы, при которой разрешается водить автомобиль в Норвегии и Великобритании. Но, как отмечают ученые, высокая концентрация молочной кислоты была бы для рыб куда более опасной.

Ученые также секвенировали ДНК рыб и обнаружили, что около 8 миллионов лет назад у предков карасей и золотых рыбок, ген, отвечающий за синтез пируватдегидрогеназы, удвоился. Одна из его копий продолжила выполнять свои обычные функции, а другая мутировала и обеспечила синтез пируватдекарбоксилазы.
Работа опубликована в журнале Scientific Report.

Эльдорадо для карася в Мещере.

Второй приспособительный принцип серебряного карася, который в природе встречается крайне редко это — гиногенез. Гиногенез это особая форма полового размножения, при которой после проникновения спермия в яйцеклетку их ядра не сливаются. Им необходим сам факт проникновения сперматозоида в клетку, где он активирует развитие эмбриона. Использованная мужская половая клетка просто выбрасывается наружу.

Икра у этой самочки потянула на килограмм с хвостиком.

Дело в том, что у наших героинь нет мужиков. «Если у тебя нет мужика, значит у кого-то их два!» — решили серебристые бестии и позаимствовали мужчин у других рыб! Гиногенез помогает вытеснять конкурентов с акватории, которая приглянулась карасю. Живой тому пример — почти тотальное исчезновение красного карася из водоемов, в которых он был лет 40-50 назад обычной рыбой, до тех пор, пока туда не попал серебряный карась.

Мещерский, пойманный на одном из озер, ожерелье которых пронизывает река Пра.

У этого принципа есть свои риски. Дочки являются полными копиями своих матерей. Нет объединения наследственного материала родителей посредством слияния ядер их половых клеток. Вид в результате этого практически не способен изменяться под внешнюю среду и, к тому же, сильно зависит от своих близких родичей. Любой значительный катаклизм способен уничтожить весь вид. К счастью, их среда обитания пока стабильна. Как заявляют ихтиологи активировать к развитию их икру могут другие виды, относящиеся к семейству карповых, нерестящиеся одновременно с ними на тех же локациях — карп, сазан, плотва, вобла, лещ, елец, язь, голавль, красноперка, линь, пескарь, густера, чехонь, и т. д. Интересно, кто в очереди следующий на исчезновение в прудах в которых карась стал обычным видом — линь, красноперка, плотва?

Обычный размер для небольших прудов.

И еще одно приспособление есть у карася. Он выделяет в воду гормон. И когда масса карася становится критичной, то есть способной привести к исчезновению популяции в этом водоеме, например, из-за нехватки корма, все прекращают рост. Часть из них погибает от чаек, цапель, остальные не вырастают крупнее мизинца, но при этом способны нереститься. И если в половодье их смоет в ругой водоем, они начнут его осваивать и продолжать расти.

Лет восемь назад я побывал в поселке Устьяны на юге Архангельской области. Мне показали в лесу красивое озеро-болотце с торфяной водой, где якобы водилась плотва. Я удивился. Что там нет карасей и почему их до сих пор не запустили в этот мертвый водоем. Ответ прост — взять негде. В следующий приезд зимой, я привез кан с живцом и добрую половину с надежной на выживание выпустил в эту болотце, остальную использовал в виде живца на местном озере. Через несколько лет, в этот поселок, в гостевой дом «Прошлый век» приехала отдохнут моя хорошая знакомая с детьми. И очень меня благодарила за чудесную рыбалку для ее детей. Я не сразу понял о чем речь. Оказалось, ее дети ежедневно ходили на это болотце и ловили карасей. Оно стало этим знаменито. Надеюсь, и комариных личинок там поубавилось.

А таких красавцев мы с товарищем ловим на бобровых плотинах маленького ручья в Тульской области. Зимой прошлись с каном и зарыбили безрыбный ранее водоем.