Статья из газеты:

«Вчера Государственная дума, в первом чтении приняла закон об ужесточении наказания за незаконный вылов рыбы в реках и озёрах Российской Федерации. В связи с тем, что браконьерский лов рыбы принял катастрофические масштабы, дума приняла следующие поправки к основному закону о браконьерстве: теперь любителей порыбачить ставными, наплывными или иными сетями, ждёт наказание в виде лишения свободы сроком от одного до трёх лет, в колонии общего режима. За вылов рыбы кольцом (черпак), вентирем, «телевизором» и иными подобными средствами — до двух лет лишения свободы. За лов рыбы с применением электричества, (электроудочка, электрогенератор) — от трёх до пяти лет лишения свободы, в колонии строгого режима. За замор водоёма отравляющими веществами, (карбид кальция, пропан и другие о.в.) — от пяти до семи лет лишения свободы, в колонии строгого режима. Данный закон вступает в силу с момента его опубликования, во всех центральных средствах массовой информации…»

Фантастика? Конечно фантастика. Такого не может быть! Это плод моего, воображения, но так хочется, что бы подобный закон, имел место быть…
Я долго думал, прежде чем писать этот отчет. Ведь на ресурсах интернета, на Фиш-Хуке и на других рыболовных сайтах, было уже много написано на тему браконьеров и их деятельности. Но то, что произошло на одной недавней рыбалке, поставило точку в моих сомнениях. Я расскажу, как ловят у нас рыбу, «настоящие рыбаки»…

Середина лета. Рыболовный сезон в разгаре. Жена уже давно просилась на рыбалку, так как беру её с собой не так уж и часто. Решили выбраться на ерик «Есаульский», на вечернюю зорьку, потаскать зубастую. Последний раз были там, ещё до начала появления мошки. Приехав на место — осмотрелись. Кроме нас, на водоёме была ещё одна супружеская пара со спиннингами, а рядом с упавшим в воду деревом, сидел паренёк с удочками. Подошли, поинтересовались успехами. У парня в садке было штук пять карпиков, грамм по триста, несколько окуньков и краснопёрок. Супружеская чета тоже была с уловом, у женщины было три щучки, грамм по шестьсот, у мужчины — пять. Обстреливали они водоём с берега. Чтобы не мешать им и парню с удочками, мы переехали в другой конец ерика. Там нет возможности работать спиннингом с берега, но у нас были лодки.

Поставив машину в тень дерева и выйдя из нё, прямо над головой, на ветках я обнаружил, недостроенное гнездо ремеза, — птички размером меньше воробья.

Когда гнездо достроится, оно будет похоже на пушистую варежку, с обрезанным большим пальцем — летком. Чтож в следующий приезд проверим, если его не разрушат вандалы.
Накачав лодку жене, снабдив её всем необходимым, отправил её на воду. Пока качал свою лодку и готовился заплыть, жена уже тащила к себе, свою первую после сезона мошки щуку. Радости её не было предела! «Наконец-то дождалась своего часа», — подумал я.

А вот так делать нельзя! Сколько раз ей говорил, что улов нужно брать рукой в воде, а не тащить бланком в лодку. Форсирует события. Пока не может привыкнуть…

Когда собрался уже заплыть, на одном из прибрежных лопухов, заметил большого тарантула. Тарантул, ночной охотник, днём сидит в норе. А этот в вечернее время облюбовал лопух и, судя по всему, чувствовал себя прекрасно.

Я взял веточку и коснулся ей паука. Тот мгновенно встал в боевую стойку. Поднялся на задние лапы, передние задрал вверх, а веточку крепко схватил челюстями… Если быть внимательными, то на рыбалке, можно увидеть много чего интересного. Оставив паука в покое, я заплыл в ерик.

Обстреливая спиннингом островки зарослей кувшинок, я постепенно догонял жену.

В некоторых местах, листья кувшинок и сами кувшинки, достигают очень больших размеров.

Вытащив из под кувшинок пару хороших щук, я нагнал жену. У неё к тому времени было уже три щуки. Она была на седьмом небе от счастья!

А когда-то, боялась даже червя на крючок насадить и просила ”отцепить”, пойманную ей плотву.

В итоге, я поймал шесть щук, а жене водоём выдал четыре. Солнце уже скрылось за деревьями: пора было потихоньку собираться домой. На ерике мы оставались одни.
«Всё, плывём назад, изредка делая забросы», — сказал я. В это время к месту нашего заплыва, подъехала серая «девятка». Из машины вышли два мужика, присели на корточки, закурили и стали наблюдать за нами.
– Саша, мне как-то не по себе, — сказала Ольга.
– А что не так?
– Чего они на нас так смотрят и ничего не делают?
– Ну, мало ли что? Приехали на рыбалку, с ночёвкой и смотрят, стоит ли оставаться или нет.

Из-за большого расстояния и сгущавшихся сумерек, нам их рассмотреть было невозможно.

– Нет, я их боюсь, поехали домой, — сказала Ольга.
– Ладно, всё, выгребаем, — ответил я.

У жены, сработала женская интуиция, она почувствовала что-то неладное, плохое. Она ощущала какие-то тревожные чувства, которых не заметил я.

Когда мужики поняли, что мы собираемся причалить, они не спеша поднялись, сели в машину, завели двигатель и, развернувшись, уехали в обратном направлении. Выбравшись на берег, мы быстро собрались. Лодки побросали в багажник, не сворачивая — всё равно дома качать и сушить.
– Сань, а давай завтра, вечером приедем сюда опять, хочется ещё порыбачить, — стала упрашивать Ольга.
– Что, понравилось?
– Да не то слово! Такое удовольствие получила!
– Завтра не поучится, дел много. Давай в воскресенье махнём, но только с утра, — согласился я.
– Ура! Класс! — обрадовалась Ольга…

В субботу я сделал Т.О. своему авто: заменил масло, масляный и воздушный фильтры, подрегулировал клапана. В воскресенье, как и обещал жене, выехали на «Есаульский».

Приехав на водоём, я открыл багажник, стал доставать лодки, вёсла и прочую амуницию. Ольга пошла, осмотреться на берег.

– Сань, иди сюда, скорее, посмотри, что здесь делается! — услышал я громкий голос Ольги.
– Что случилось? Я лодку качаю.
– Иди скорее, сам всё увидишь!

Я спустился по тропинке к берегу. То, что я увидел на берегу и на воде, меня шокировало: всё побережье водоёма, было усыпано дохлой рыбой.

Щука, окунь, жерешата, краснопёрка — всё было убито. Часть рыбы, прибоем вынесло на берег, часть продолжала плавать. Но то, что мы наблюдали — была только верхушка рукотворного зла. Поднявшись на берег выше и присмотревшись, можно было увидеть, что всё дно усыпано дохлым мальком. Из-за бликов сделать фото дна не получилось…

Теперь мне всё стало ясно. Я вспомнил серую «девятку», тревогу жены и мужиков, пристально наблюдавших за нами. Их не интересовало — ловится у нас щука или нет. Их интересовало, когда мы уедем, что бы начать своё чёрное дело. Я уверен, что после того как мы уехали — они вернулись.

Я не знаю, что эти отморозки творили. Били рыбу электроудочкой, травили пропаном или карбидом, но уверен, что эти придурки, за одну ночь вытравили в красивом водоёме, практически всю рыбу.

Так было раньше. (Середина мая этого года)

Фото прошлого года. (Весна)

В прошлом году ерик заливался от Хопра.

А так стало сейчас. Мёртвый водоём.

Много рыбы уже склевали птицы

Ерик «Есаульский» это закрытый водоём. Закрытый в том смысле, что не имеет ни истоков, ни притоков. Он заливается только во время сильного разлива Хопра. Этой весной, такого разлива не было, он лишь подпитался талой водой, но вся рыба благополучно перезимовала, на ерике есть приличные глубины.

Сколько рыбы могли взять эти идиоты? Мешка три, четыре, или пять? А какой ущерб нанесён водоёму! Когда он сможет восстановиться? Эти гады приехали на машине, нашли деньги на бензин, наверняка была лодка. Значит, не последний сухарь доедали. А всё гораздо проще. Рыба им нужна была, не для того чтобы не умереть с голоду, а для продажи, с целью наживы. В ближайшем городе, на рыбном рынке, сдав её оптом, они могли получить тысяч пятнадцать, двадцать. По десять штук на рыло, разве плохо? А что им грозит при поимке? Конфискация орудия лова, суд, покаяние мол, мы так больше не будем и штраф в размере полторы тысячи каждому. У меня сестра работает секретарём суда. Она много раз видела, как после процесса, электрики выходили довольные, что так легко отделались.

Только сажать выродков, на зону! У нас на весь район, всего несколько инспекторов, по району протекает четыре реки — Кумылга, Хопёр, Медведица и Дон. Имеется много больших и малых озёр. Как несколько человек могут обеспечить охрану всех водоёмов? Рейды рыбаков тоже считаю малоэффективными: все равно всё не проверить. Есть озёра в такой глуши, что там хоть динамит рви — никто не услышит. А вот если одному, другому электрику дадут лет семь строгача, другие уже подумают — стоит рисковать или нет.

Есть ещё один вариант, который не затрагивает средств государства. Нужно лишь принять соответствующий закон. Это, как на диком западе, объявить награду за поимку электрика или сеточника. Например, рыбаки ловят электрика с поличным, фотографируют его, улов и средство ловли, снимают на видео. Через суд, рыбакам выплачивается вознаграждение, скажем тысяч сто пятьдесят. Данная сумма взыскивается с электрика. Если денег нет — конфисковывается и распродается его имущество на данную сумму. Думаю, любителей электричества на водоёмах, после таких мер поубавится.

Рыбачить в ерике мы не стали, уехали на другое озеро. Да и вряд ли ещё приедем в этом году сюда. Если в водоёме хоть что-то осталось — пусть выживает, если другие или эти уроды не добьют все живое окончательно.
Вообще, что с людьми происходит? Живут как будто последний день на Земле! Всё загадят, намусорят, сломают и отравят. К нам на лето, очень много приезжает отдыхать москвичей. Понаставят палаток, живут месяцами. Так после их отъезда, не то, что бутылки или бумажки, окурка брошенного не найти. Всё уберут и вывезут. Зато три человека из соседнего района, могут устроить такой бардак — будто рота варваров стояла.

Что останется и достанется нашим внукам?

А ещё, у нас в соседней, Воронежской области, рядом с Хопёрским Государственным заповедником, хотят копать никель. Обещают, что вред природе будет минимальным. Мне очень не нравится слово «минимальный». Боюсь что в будущем, рыбалка и купание в чистой речке, для наших детей и внуков, может накрыться большим никелированным тазом. Но это уже другая история.

Хотел написать коротенький отчёт, а получилась длинная писанина. Уж извините.

Удачного всем клёва!