Для тех, у кого есть задница — приключения всегда найдутся.

На одной из выставок Охота и рыболовство на Руси я познакомился с Николаем Самондросовым, который развивая свой туристический бизнес, хотел проложить маршруты в те края, куда еще не ездили наши туристы рыболовы. А чтобы разведка сразу попала в десятку, неплохо было бы захватить с собой кого-нибудь из пишущей братии, то есть журналиста рыбацкой тематики. Моим дебютом с ним была зимняя поездка в Туруханский край, и после пары статей в журналах рыболовная братия познакомилась с этим клубом. Следующим этапом был Восточный Таймыр Красноярского края, а если быть точнее озеро Кунгасалах, в котором, по их предварительным данным обитают огромные гольцы, достигающие чуть ли не тридцати килограммов. После озера по реке запланирован был сплав к морю Лаптевых, пройти по нему до какого-то острова, и далее... Впрочем, начну все по порядку.

Последний оплот цивилизации.

В назначенный день произошел перелет в Красноярск. Вечером, в местном ресторане отведали шикарных груздей, рыжиков, глухаря и оленины под брусничным соусом. Ночевка в гостинице, а на следующее утро нас ждал перелет на маленьком ЯК-42 в последний пункт оплота цивилизации поселок Хатанга на одноименной реке. Сразу после выхода из самолета пришлось достать куртки, после Красноярского июля в +25 тут было +10 с приличным северным ветром. В тени домов лежали языки снега, несмотря на июль. По улицам бродил местный пролетарий мужского пола с носами повернутыми вправо, влево или с промятой переносицей, как старое седло. Это, последствия пьяных разборок. Долгано-ненецкий автономный округ, пить «огненную воду» коренным северянам нельзя, иначе вспоминаются старые обиды с такими последствиями.

Картинки оформления стен местной гостиницы.

По сырой штукатурке нарисованы картины в стиле минимализма.

И сразу становится понятно, чем занималось местное население до прихода русских.

Привычное занятие с многовековым укладом.

Судя по всему, рыбалка тоже входила в их интересы.

А несколько картин привлекли особое внимание — овцебыки.

Ровесники мамонтов и шерстистых носорогов, дожившие до наших дней.

Вертолет закружен выше ватерлинии нашим скарбом, летим над тундрой, телефоны не работают.

В вертолет взяли самое необходимое.

Когда грузились в вертолет взяли самое необходимое — бочку топлива для двух лодок, сами лодки, два мотора, пару палаток, теплые вещи и минимум еды. Как сказал местный командор, он же организатор экспедиции. — тундра прокормит. Кстати, теплые вещи сняли только приземлившись в Красноярске при +30. И тут климат субарктический, вечная мерзлота со всеми вытекающими. В местном ресторане из еды только уха из красной рыбы или оленины, картофельное пюре, оленина, морс из клюквы. Все овощи и фрукты завозят на самолетах с большой земли, поэтому цены на свежую проросшую морковку такие же космические, как и на апельсины.

Видосик с вертолета — овцебыки тут есть.

Но больше поразило озеро Кунгасалах, точка нашего прибытия.

Июль — вершина лета, а на озере лед. И я как нарочно вместо ледобура и зимних удочек взял только спиннинги и летние снасти. Но ничего, осмотримся и что-нибудь решим.

Даже с лодки ловить рыбу оказалось можно только вдоль берега.

А вертолет улетает через 5 минут и подберет нас у моря Лаптевых, если не будет ЧП.

Тополиный пух, жара, июль, белая ночь- это про нас.

Последняя ниточка связи с цивилизацией оборвалась.

Делать нечего. Надо как-то обустраивать быт и дальнейшее существование. Надуваем лодки, оснащаем их моторами, ставим палатки. Кто-то пошел к озеру добывать рыбу, кто-то с ружьем в тундру на заготовку мяса. Даже смешно, как на этой заполярной лысине, где даже березы не выше спичичного коробка с листьями меньше ноготка мизинца охотник укроется от потенциальной добычи.

У рыбаков ничего не получилось, вот так с разбега поймать хоть что-то.

А охотник стрелял стрелял из мелкашки и на шулюм мяса набрал.

Рыбалка с берега ничего не дала, слишком мелко у берега. А дальние забросы цепляли льдины, что приносило только обрывы. Решено было после обеда ехать на лодке объехать это чертово озеро и найти в нем ямы или канавы с рыбой. Длина озера Кунгасалах 27 км, а ширина 15 км с прозрачно чистой, скорее всего в основном талой водой. Еду всю экспедицию варили в ведре, топливом была бензиновая горелка. На первый перекус в котле была вермишель прихваченная их поселка, и несколько тушек добытых из мелкашки куликов, каждая из которых была размером с воробья и умещалась в ложке.

Чтобы удочки не растоптать, я придумал импровизированную подставку из подручного материала.

Ситуация с рыбалкой тяготила. Экспедиционеры угрюмо шевелили ложками, и я краем глаза заметил движение на берегу вытекавшей из озера реки. Присмотрелся, схватил фотоаппарат и постарался мухой домчаться к объекту страсти.

Олени медленно шли по тундре не поднимая голому и так же медленно переходили вброд речку.

За мной сорвалась наша собака и распугала стадо, разбив его на тех кто остался за рекой и на нашем берегу.

Володя — охотник из Владивостока метнулся за ней и обеспечил нас шикарный ужином, очистив себя от насмешки в виде «гроза куликов»,

Свежим мясом мы были обеспечены на две недели, осталось только рыбу поймать.

Свежим мясом мы были обеспечены на две недели, осталось только рыбу поймать. Мясу дали обветриться и покрыться сухой пленкой. Мух тут нет, и оно без морозилки прекрасно кочевало в нашем скарбе. В эту же ночь отправились на рыбалку.

Полярная ночь в летнее время это переливы перламутра по небу и на воде.

Рыбалка в эту пору очень романтическая и фоторяд шикарный получился, но без рыбы.

А я пополоскав блесны и воблеры без толку перешел на визуальные красоты.

За фото впечатлениями куда только не залезешь.

Ночью сменился ветер, хлестал мелкий дождь, вначале это напрягало, а потом убаюкало и когда мы вишли утром из палатки нас ждал сюрприз. Не просто сюрприз, а шикарный сюрприз. Ветер поломал лед, часть выкинул на берег, а основной запас вытолкнул через вытекающую реку в сторону моря. Трое самых увлеченных устремилась на рыбалку, а остальные собирать лагерь, чтобы отправляться дальше в сторону моря Лаптевых.

Карта с отметкой Для служебного пользования времен СССР.

А рыбаки пришли с первым уловом. Размер так себе, если честно.

Пусть размер первой рыбы и не велик, но она оказалась с икрой. Весь улов засолили и дорогой сплавляясь по реке, огибая льдины мы поймали еще несколько штук подобного размера. По-честному эти гольцы напоминали палию, и по цвету мяса и по размеру, которую я ловил на карельском озере Пя. Но спорить не стал.

Рыба оказалась бойкой, но клевала только у самого дна.

Пока вытащишь она серию кульбитов покажет.

Обрыбились все, но размер трофеев сильно отличался от обещанных.

Вытек из озера в реку вечером.

Вечером всех ждал шикарный ужин с бутербродами из малосоленой рыбы и красной икрой.

Впоследствии это стало вначале доброй традицией, а потом и безысходностью.

Как забавно устроен человек. Еще прошлым вечером мы мечтали поймать хотя бы что-то, а тут уже и не рады трофеям. Как написал Эрнест Хеменгуэй — Дайте человеку необходимое и он захочет удобств. Обеспечьте его удобствами — он будет стремится к роскоши. Осыпьте его роскошью — он начнет вздыхать по изысканному. Позвольте ему получать изысканное — он возжаждет безумств. Одарите его все, что он только пожелает — он будет жаловаться, что его обманули, и что он получил не то, что хотел.
На одной стоянке мы вышли на берег размять ноги. Это было типа в сумерках, то есть без солнца и случайный заброс блесны с берега Анатолия буквально всех порвал. В сторону берега пошел подводный бурун и у самой кромки нагнул вершину спиннинга почти до воды. Все замерли. После нескольких минут борьбы счастливчик вытащил трофей, который отличался от всех предыдущих. Эта рыба и по окрасу отличалась от пойманных ранее и размером пасти и тем, что клевала у берега.

Анатолий, замри — не спугни удачу!

Естественно все рванули за спиннингами и праздник раздачи начался. Не каждый бурун завершался поклевкой, значит надо было сменить блесну. Но тот азарт ради чего мы приехали обуял всех. Мы и лагерь решили разместить тут же. Времени впереди полно, а госпожа удача — вот она, только руку со спиннингом протяни в сторону воды.

Жаль весы с собой не взяли, чтобы меряться трофеями.

Блесны он выбирал медного окраса или с элементами алого, как и все лососевые.

Единственная беда фотографа, он всех делает красиво, а его на отвяжись.

Утренний улов.

Постепенно к ночи, а в это время солнце скрывает дымка клев прекратился, а утром новая радость, новые приятные хлопоты. Мы уже наловили и на уху, и для жарки, поэтому большая часть трофеев со слабыми ранами отпускалась обратно.

Плыви рыба. Спасибо, что ты есть.

Утром эту рыбу с зеркально-перламутровым отливом и фотографировать сложнее.

Удар у самой кромки с разворотом.

А этой мелочи в прилове уже не сильно радовались.

Дальнейший сплав слился в один непрерывный день. От рыбалки отвлекались только когда хотели сильно спать или на прием пищи. Ну и если лодку потащить. Оказалось, что нога одного морского мотора слишком длинна для этой реки. И таких мест был предостаточно. Местами тащили по несколько километров, меняя тягловую силу.

Бурлаки на р Новая. Обратите внимание, белая собака зря лам не мочит.

Местами на берегах встречалась разная живность в виде чаек или диких гусей в процессе линьки.

Река извивалась гигантскими меандрами, казалось ей нет конца. На некоторых поворотах мы замечали сидящих на берегу гусей с гусятами. Гуси находились в процессе линьки, но даже раненый он убежал далеко в тундру, не желая попасть в котел. Хорошо, что собака помогла. Гусята, завидев лодку долго бежали по берегу, пока не спотыкались. И тут же замирали в виде неподвижный серых камешков — авось пронесёт и не заметят.

Неожиданный прилов.

На вертушки клевал только хариус у прибрежных канавок, а так хотелось поймать сига или местную щуку, которая здесь якобы тоже есть.

Нас проводник предупреждал. Что река каждый год подмывает берега и можно обнаружить сюрприз в виде бивней мамонта или его останков. Мы после каждого поворота внимательно рассматривали берега, но кроме старых ржавых бочек из-под горючего ничего не было. На одном из поворотов на берегу в ложбине лежали четыре бочки. Неожиданно от них бодро пахнуло коровьей фермой, собака бросилась в воду и поплыла к берегу, мы включили моторы и за ней.

Они меня подпустили очень близко.

Там оказался бык с двумя телками и теленком. При виде собаки они выстроились в шеренгу и на все ее увертки всегда поворачивались к ней наклоненными рогами. Что позволило мне подойти очень близко и сделать без телевика хорошие фотографии. И тут я вспомнил, что эту живность завезли сюда из малонаселенной Канады еще при СССР и заново вернули их на места прежнего обитания. При виде волков и собак овцебыки внутрь стада заталкивают телят, а сами создают круговую оборону. В это время их можно поражать даже стрелами и копьем.

Еще в одном месте ветер был от нас и пока собака спала я успел сделать несколько фото стада.

Но едва они почуяли наш запах стадо бросилось врассыпную, а огромный бык. Он тут справа, начал собирать их в круг.

А потом сам с еще одним быком помельче вышел навстречу опасности, но мы придержали собаку и не стали выходить на берег.

И вот мы достигли моря Лаптевых.

Когда мы достигли море Лаптевых, успели поужинать. А ночью начал бушевать шторм. Чтобы палатку не унесло ее края придавили нашими сумками, кольев тут не было. Зато жила семья долган. Эта народность сформировалась из ненцев, якутов и казаков, собиравших ясак в прошлые века. Они перестали пасти оленей и перешли чисто на казачий образ жизни. И фамилии у долган — Громовы, Поротов, Есаулов, чисто казачьи. Живут до сих они традиционным способом рыбалкой и охотой. Только шкуры песца теперь никому не нужны. Мужчина, его жена, и ее сестра с ребенком, которые прилетели из Дудинки на летние каникулы. Его брат, как оказалось в прошлом году утонул в море добывая рыбу.

Рыбалка и фотовпечатления по дороге к морю.

Обратите внимание, гребет стоя, значит дело времени, когда его волна перевернет, как его брата.

Утренний улов, голец, чир и омуль.

Наши потуги поймать хоть что-то не увенчались успехом, но свои лапти в море Лаптевых помочил.

При детальном рассмотрении и потрошении оказалось, что чир питается какими-то мелкими личинками размером в зерно мака.

Рядом с долганами Мы прожили несколько дней в ожидании пока не успокоится море. В результате палатку кухню унесло безвозвратно в море. Наблюдали их простую бесхитростную жизнь без электричества, связи и удобств цивилизации. Стоят капканы в тундре в ожидании зимы, го как оказалось шкурки никто не принимает, как это было при СССР, слишком дорого гонять вертолет за нми, а цена на аукционе копеечная. Белый медведь иногда подходит на запах рыбы, а патронов для карабина нет. Денег нет.

Заготовка на зиму сушеной рыбы. Хочешь вари, хочешь так ешь.

Слева стоя сушатся бревна, заготовка дров на зиму. И сушится голец, тоже на зиму.

В этом хранилище в вечной мерзлоте, построенном неизвестно когда хранится замороженная рыба в естественной морозилке.

Дневной улов.

Бычок в прилове.

На эту блесну мальчик ловил при нас рыбу, забрасывая ее, как лассо, без спиннинга.

Давилка на зверя.

Капканы ждут зиму.

Рудименты прошлой жизни.

Наша лодка так и не вышла в открытое море.

После вечерних посиделок, он пришел утром за добавкой.

Носы им правят, как сказал наш проводник, все еще в интернате, где они по полгода живут в отрыве от семьи, приучаясь пить одеколон и не желая учится.

Эта находка была мной сделана недалеко от их стоянки. Рога овцебыка, были кому-то проданы или отпилены для вешалки.

Посидев несколько дней у моря, мы затупили все пилы о плотную древесину пропитанную солью и мелким песком.

Несколько дней мы просидели у моря в ожидании погоды, а потом вызвали вертолет через спутниковый телефон и улетели в Хатангу, где в гостинице была сауна с бассейном, а в местном ресторане до оскомины надоели оленина, рыба и морс из клюквы. Так хотелось яичницы, жареной курицы и обычной гречки. А уже по прилету домой долго вспоминали прошедшие дни с ностальгией о прожитом. А самое главное дружим до сих пор. Ведь поездка на рыбалку, это не обязательно крупный трофей, гораздо важнее сплоченная команда и новые друзья.

Хатанга.

Украшение в холе гостиницы.

Посещение местного музея с окаменевшими костями и зубами мамонтов.

А семья долган осталась на зимовку.

Чтобы попрощаться с нами они зашли на борт вертолета.

А это осколок в памяти о той поездке, где гольца на 30 кг мы так и не поймали.