Михалыч (слева) от меня...

Хочу рассказать об одном случае, произошедшим однажды с моим сахалинским другом...
Этот случай довольно рядовой для рыбаков на Сахалине. К таким ситуациям нужно быть постоянно готовым любому, кто выбирается осенью на подобную рыбалку. Очень важно, как выйти достойно из подобной ситуации...

Был дивный безветренный осенний день: с паутиной и жаром листвы, с душистой прохладой, с особенным звоном прозрачной реки. Уже не докучали комары и другой «кровососущий» гнус — отошло его время. Первые легкие заморозки по ночам значительно сократили «поголовье» этой лесной «крылатый» нечисти. Михалыч как-то осенью собрался на охоту за рябчиками на одну из ближайших таежных речек, заодно хотел и свежего гольца подловить.

Михалыч на гусиной охоте

С Володей свела меня судьба в далеких 70-тых на Сахалине, он классный специалист по своей профессии, великолепный охотник и рыбак, замечательный и надежный напарник в любой «экспедиции», в некоторых из них и мне посчастливилось принимать участие. Не по «наслышке» знает, что такое настоящая промысловая охота, «собирал» в тайге пушнину на промысловом участке, брал неоднократно в одиночку медведей разного «калибра», успешно охотился на северного оленя. Полностью подходит под категорию -- современный местный абориген, тем более, что он и родился на Сахалине. Добавлю еще, что Володя по молодости в армии служил в спецназе, хотя мой друг — скромняга каких поискать, и смущается как девушка на выданье, когда о нем рассказывают. Он не побоялся однажды вступить в конфронтацию с «рондолевым» контингентом, когда один из «отморозков» застрелил по дурости его охотничью собаку в лесу. После разборки в присутствии местных «авторитетов», которые разрулили ситуацию по «понятиям», у моего друга появился молодой песик, которого Михалыч сам воспитал и вырастил. Этого матерого сегодня кобеля охотник назвал Риком. Михалыч пользуется по праву большим авторитетом среди своих земляков и друзей.

Два аборигена...

С собой в тайгу Михалыч (так его обычно называют большинство друзей) решил взять также своего верного друга Рика, совершенно белого окраса, с которым он был неразлучен практически во всех своих больших или коротких поездках. Рик много раз помогал ему на охоте: хорошо работал по соболю и белке, не боялся «мохнатую» братию, охотно работал по «рогам и копытам», был неутомимым на охоте и всегда очень верным. Даже не «брезговал» утиной и гусиной охотой, не высказывая никакого неудовольствия, всегда без проблем приносил своему хозяину эту «крылатую» добычу, совершенно не боялся ледяной воды и трескучего мороза. В тоже время, пес довольно охотно помогал своему хозяину в охоте по перу, когда тот выезжал иногда, как сегодня к примеру, на боровую дичь. Коротко сказать — был универсальной промысловой лайкой, что довольно редко даже для этой породы собак. Кто держал лаек, тот хорошо знает, что найти такого помощника для охоты, это счастье. Есть зверовые лайки, которые признают только серьезную охоту на медведя или «копыта», совершенно игнорируя другие. Довольно часто попадаются в «помете» совсем бестолковые собаки, которые в тайге бесполезны.

Породистые лайки, одаренные высокоразвитым охотничьим инстинктом и страстью, способны совершенствоваться в работе по многим видам зверей и птиц и становятся поистине универсальными охотничьими собаками — верными друзьями и помощниками охотника. Эту неприхотливую в пище, выносливую, смышленую и красивую своей изящной звериной внешностью породу собак в суровых условиях таежного зимнего промысла нельзя заменить никакой другой породой. Только с лайкой охотник добудет дикой ценной пушнины в несколько раз больше, чем с помощью различных ловушек и капканов, а при сочетании этих обоих видов охоты он всегда значительно перевыполнит свою сезонную норму добычи пушнины. Никакая другая порода охотничьих собак не доставит охотнику-любителю такого эстетического наслаждения своей работой на охоте, как породистая охотничья лайка...
Лайка — универсальная собака.

Природа

Время для охоты на пушнину еще не подошло, пес откровенно скучал, сидя на привязи в ожидании выезда в тайгу. Всего несколько раз за лето матерому псу удавалось успешно «поохотиться» на местных кошек и котов в «подотчетном» дворе, которые позволяли себе неосторожно и безответственно приближаться к усадьбе хозяина. «Разборки» в этом случае были стремительными и безжалостными. Таким «оригинальным» способом зверовая лайка тренировалась в преддверии промыслового сезона, чтобы не потерять свои природные навыки. После очередного «трофея» хозяину приходилось извиняться перед своими соседями, проводить «воспитательную» беседу с азартным псом, в душе, разумеется, радоваться его «мастерству». Рик внимательно выслушивал все «нравоучения» своего любимого хозяина, показывая всем своим лукавым видом, что абсолютно ничего не понимает из сказанного, хотя, прямо перед его носом лежал очередной «трофейный» трупик. Рик хорошо знал, что хозяин не накажет его за эти проделки, и в следующий раз все равно делал по-своему...

Рик на охоте

В поселке у зрелого бойца практически не было конкурентов, особенно, когда начинались «собачьи» свадьбы. Многие соперники испытали на своем теле его крепкие и острые клыки. Как-то с ним решил сразиться молодой еще и неискушенный в битвах соседский кобель, могучий, но дурной от собственной «крутизны», на голову выше Рика «немец» по происхождению. Отгадайте с трех раз: — «Кто победил в “ неравной” борьбе?» Правильно, Рик задал молодому сопернику такую трепку, что пришлось его хозяину вновь извиняться перед соседом за слегка покалеченного огородного сторожа... Больше соседский «волкодав» не приближался к Рику ни под каким соусом. Еще Рик научился скрадывать очень осторожных ворон, которые иногда появлялись на подворье. Этих довольно разумных птиц всегда привлекала возможность на «халяву» подхарчиться остатками пищи, что всегда немного оставались в чашке у собаки. Умный пес вообще мог притвориться таким совершенно «мертвым» со стороны, что впору ходить по нему хоть босиком... Но, горе той наглой вороне, которая в это успевала поверить, и вполне «дружелюбно», но все-таки недоверчиво кося своим глазом на лежащий рядом «труп» собаки, подскакивала к лакомству, расплата тогда следовала мгновенно и незамедлительно. Её не спасала даже природная реакция и опыт, что нужно ждать всегда от собак какого-то подвоха. Рик успевал в полете схватить «дичь» и после справедливо по-своему расправиться с воровкой. Лишь черные перья потом напоминали о произошедшим недавно событии...

Сегодня у Рика был настоящий праздник, кобель еще вчера почувствовал, что хозяин собирается на охоту, а когда утром увидел в его руках ружье, тогда совсем обрадовался. Охотник, видя радость своего четвероногого друга, успокаивал своего помощника, ласково говоря какие-то, только им обоим понятные слова, и теребя своего любимца за ухом. Пес был настоящим таежным другом, которого хозяин вырастил с самого юного возраста.

Михалыч на гусиной охоте...

Михалыч рассказывал иногда друзьям случаи невероятной преданности Рика на охоте. Вот один из них...

Однажды, как-то перед наступлением бурана Михалычу удалось добыть северного оленя. Охотник быстро разделал свою добычу на «составные» части, время поджимало, и, он оставил на туше свою маскировочную куртку, в таком случае росомаха побоится подойти к охотничьему трофею и напакостить. В это время Рика рядом не было, очевидно кобель «увязался» где-то по тундре тоже за оленями. Дело было к вечеру, необходимо было срочно выбираться домой, холодная ночевка зимой в тайге — это всегда очень рискованно для здоровья даже для опытного и подготовленного промысловика. Тем более, что мой друг не рассчитывал на холодную ночевку в тайге и не взял с собой зимнюю палатку с печкой. Поэтому охотник, не теряя времени, забрал самые вкусные части трофея: в первую очередь «ливер» — (сердце, почки, печень, язык), затем отрубил «седло» и шею, завел свой «Буран» и направился к дому, надеясь, что умная собака вернется по следу вездехода. Снегопад продолжительностью несколько суток подряд не редкость на острове, это хорошо знают все настоящие сахалинские таежники. Короче, после тайфуна, собака дома не появилась. Михалыч на снегоходе с трудом, преодолевая глубокий снег, кое-как добирается до своей добычи, для этого пришлось преодолеть несколько десятков км. По тайге. Каково же было его удивление, когда охотник рядом с трофеем увидал своего друга. Рик за несколько дней нахождения в тайге, даже не притронулся к мясу, хотя был очень голоден, и терпеливо дожидался своего хозяина. Он сидел прямо на куртке, весь в снегу как дед Мороз, как же они обрадовались оба при встрече...

Неожиданно позвонил внучек Михалыча, который поинтересовался у деда — куда он собирается сегодня. Иногда Михалыч брал с собой внука в непродолжительные поездки на рыбалку или охоту. Данилка кое-чему научился у любимого деда, мальчонка уже мог поймать рыбу, выстрелить по сидячей утке или гусику и т. д. Сегодня был не его день — в субботу внучок тоже учился. Михалыч обстоятельно рассказал куда он собирается, посетовал, что не может взять с собой Данилку и пожелал ему хороших оценок в школе.

— «Вроде бы ничего не забыл…»

Михалыч окинул хозяйским взглядом свой гараж, взял тубус с удочками, не забыл баночку с готовыми тампонами из лососевой икры, аккуратно уложил в багажник свою «пятидулку», так часто называли местные охотники МЦ-21.
Мелькнула мысль:

— Может быть свою надежную двустволку лучше взять сегодня? Ведь однажды уже подводил меня этот автомат на охоте...

Михалыч вспомнил случай про один из таких же вот спонтанных выездов на рябчиков со своим другом. Уже ближе к вечеру они наткнулись на свежие следы медведя, зарядили, как положено пулевые заряды вместо дробовых... Вовремя, как оказалось, вот тут Он и вылетел на Михалыча. Первый выстрел не остановил матерого и опасного зверя, на втором произошел «перекос» патрона...

— Приехали, Марья Иванна... — успел только подумать охотник.

Хорошо, что рядом оказался его товарищ, который остановил зверя буквально в нескольких шагах перед ним...

В последние годы опытный охотник брал это оружие только на гусиную охоту вместе с надежной двустволкой. Когда налетали утки, Михалыч брался за нее, когда на горизонте появлялся гусиный табун, тогда наступало время МЦ-21. Сегодня у него по плану намечалась охота на боровую дичь, в тайгу далеко Михалыч не собирался углубляться...

Топор и лопата лежат в джипе постоянно, также на месте пара котелков для приготовления чая или ухи. Охотник внимательно пересчитал патроны в патронташе, добавил несколько пулевых патронов на всякий случай — теперь можно ехать. Рика не нужно было приглашать, когда перед ним хозяин открыл багажник японского джипика. По морде «лица» лайки было заметно, что собака очень довольна этим выездом в тайгу. Жене, которая вышла провожать мужа на охоту и передала пакет с его любимыми пирожками с начинкой из зеленого лука и яйца, он сказал, что вернется только к вечеру...

Несколько минут на прогрев двигателя, теперь можно ехать. Еще немного по поселку, вот и выезд на трассу. Дорога заняла не больше часа, впереди мост, возле которого Михалыч намеревался оставить свою машину. Охотник выбрал немного в стороне от дороги удобное место и заглушил двигатель. Стало сразу же очень тихо, лишь рядом от реки послышался такой приятный для настоящего таежника шум воды. Набиль, куда он приехал — это типичная сахалинская речка, в верховьях неглубокая с каменистыми перекатами, ближе к устью протекает по горельникам, спокойная с глубокими ямами.

Река Набиль — среднее течение

Михалыч очень любил именно эту осеннюю пору в преддверии наступающих холодов. Лист уже почти весь слетел с деревьев под напором ветра и нередких осенних дождей, тайга хорошо просматривалась. В лесу было еще очень много грибов и ягоды, но не за этим он приехал сегодня. Охотник решил вначале немного половить гольца, которым была сейчас забита вся речка. У горбуши уже нерест закончился, в сахалинские реки устремилась кета, кижуч и проходной голец. Эта рыба перед своим нерестом «жирует» на икре, тоже пользуется «халявой».

Набиль

Часто приходится ловить рыбу, у которой забит весь желудок икрой, но все равно жадность побеждает. Михалыч не торопясь приготовил поплавочную удочку, он любил рыбачить в проводку на тампон. На спин он тоже ловил различную рыбу, но такую рыбалку он практиковал в основном на заливах. Когда таймень, отнерестившись, выходил голодный в мелководные заливы «пожировать» на корюшке и селедке, вот именно тогда начиналась настоящая рыбалка на спиннинг. Кроме этого, кунджа часто заходящая тоже в многочисленные заливы, тоже очень охотно брала любую наживку, будь то блесна, твистер или еще какая привлекательная «обманка».

Михалыч на заливе

До 97 года разрешалось ловить сахалинского тайменя на спортивные снасти... Я тоже ловил таких... Может, чуть поменьше...

Рик, как только был выпущен из машины наружу, сразу же «пометил» высокий пенек, затем подбежал к берегу и начал обнюхивать какие-то крупные следы. Володя тоже заметил свежий след матерого медведя вдоль реки. Очевидно, хозяин здесь недавно побывал, съел пару рыбьих трупов, потоптался вокруг и куда-то отвалил.

Трупы...

— «Надо бы пару пулевых патронов первыми зарядить» — Неожиданно вылез с советом его «внутренний» голос...

Но сделал опытный охотник почему-то иначе: ведь приехал он за рябчиками. Тем не менее два «пулевых» патрона Михалыч поместил все же в казенник последними вслед за «бекасинником»...

Насадив на крючок один из тампонов, рыбак забросил снасть в воду прямо под ближний куст. Незамедлительно последовала поклевка, и вот он, красавец-голец закувыркался на берегу. Какой толстый и упругий, наелся икры, сахалинские рыбаки таких называют «веретенниками». Рыба в это время очень вкусная и жирная, если гольца слегка подсолить и закоптить, получается очень вкусная закуска что к водочке, что к пиву. Голец клевал очень жадно, вскоре рыбацкий «кан» (пластиковый короб литров на 10) наполнился до верха. Иногда тампон хватала крупная кунджа или кижучь, тогда приходилось повозиться, чтобы одолеть серьезного противника.

— «Пора заканчивать рыбалку, хватит для семьи и собак накормить...» — подумал рыбак.

Голец

Пока он ловил рыбу, несколько раз неподалеку был слышан свист рябчиков, очевидно, где-то рядом находился выводок. Пока Володя убирал рыбу в машину, прибежал Рик, шерсть на нем была вся мокрая от утренней росы. Умный пес внимательно посмотрел на своего хозяина, как будто спрашивая:

— «Что будем делать дальше?»

— «Иди, порезвись еще, ты мне сейчас не нужен» — сказал охотник.

Верный пес, понимая, что работы для него пока не будет, вновь исчез в густом кустарнике. Теперь можно и рябчиками вплотную заняться...

Михалыч не собирался бродить, где попало по тайге в поисках осторожной птицы, он хорошо знал: с утра рябчик либо на брусничнике, либо на ольхе по ручьям да распадкам. Ходил он по тайге так, что ни один сучок не хрустнет под ногой — сказывался долгий таежный опыт. Вот рядом вспорхнул рябчик, замелькал в ельнике. Но охотник не стал его стрелять, он шел к заветному месту, где охотиться собирался на «пищик». Доверчивые лесные курочки сами придут к опытному промысловику. В голове неожиданно начал «крутиться» веселый мотивчик:

«Поцелуй меня, удача,
А захочешь, обними,
Ну а нет, так не заплачу,
Кого хочешь, выбери»

Вот и знакомый кустарник, рядом удобный пенек между двух деревьев. Присел. Вспомнилось, как пару лет назад удачно поохотился на этом месте. Стоило тогда издать тонкий свист, состоящий из двух длинных и последующих коротких колен и через минуту, другую появлялся рябец.

Рябцы

— «Вот повезло! — думал он тогда — час... Да где там час, меньше, и я уже столько добыл! Даже жаль немного. Собирался долго, а охотился всего ничего. Вот ведь как бывает. Скорое исполнение желаний — не великое удовольствие».

Ему хотелось походить по тайге, поразмяться, поискать дичь, а он почти сразу набрел на выводок.

— «Поцелуй меня, удача, А захочешь, обними» — Володя поморщился...

— «Вот же привязалась мелодия! И причем тут удача? Удача это когда слепо везет. А нам это не подходит. Нам скорее подойдет — успех. Потому как успеха еще добиться нужно, постараться для этого.»

Он поднес к губам манок и, полилась мелодичная песнь самца: «ти-и тиу- твить-ти-ти» Прислушался...

Где-то в лесной чаще должен сейчас так же прислушиваться и хохлатый петушок...

Сейчас охотник еще раз поманит и на это писк чужака, напоминающий фразу: «Э-эй тыы, иди сю-да!» не замедлит подлететь местный забияка.

Тихо...

И вдруг совсем рядом взволновано прокричала сойка, просто так эта птица «трезвонить не будет.» Сразу же стал слышен лай!
— «Так, ведь это Рик работает по матерому зверю»...

Громкий лай все ближе приближается, становится грубее, азартней...

— «Надо перехватить» — решает охотник и стремительно бросается из густых кустов к берегу реки.

А лай все громче, все ближе...

Михалыч осторожно «продрался» по довольно узкому проходу между кустарниками, и когда впереди была уже видна речка, перед ним открылась большая поляна. Неожиданно, из ближайших кустов через поляну прямо к охотнику выскочил громадный медведь и на махах бросился ему навстречу. Все произошло стремительно. Времени на раздумья совершенно не оставалось, уклониться от такой встречи также не было никакой возможности. Рядом сидевший на стволе поваленного дерева бурундук шустро юркнул куда-то вниз...

Бурундук

Навскидку первый выстрел прямо по морде, ну, что такое «бекасинником» по такой туше? Сразу же вторым выстрелом по глазам, чтобы освободить патронник и добраться до пулевых патронов. Туда же еще один, но эти выстрелы только разозлили этот «бульдозер» в шкуре. Наконец, четвертым пулевым выстрелом в мохнатую грудь Михалыч, наконец, достал возмутителя спокойствия. Впрочем, и этот выстрел зверя остановил только на короткое мгновенье. Оставался последний патрон, а медведь был уже совсем рядом...

— «Бронебойный, что-ли попался…» — Успел подумать мой друг и выстрелил ему в последний раз прямо в шею.

Обычно, такой выстрел на коротком расстоянии — смертельный, ведь каждый настоящий охотник знает, что если попасть в позвоночник, то конец представлению. Кто охотился на хозяина тайги, также знает достоверно, что попасть по «убойному» месту мчащегося прямо в «лоб» матерого хищника — задача не из легких. Крепкую, как броня, кость на его черепе не всегда можно пробить даже с самого надежного оружия. Этот медведь, наверное, был заговоренным…

Казалось, что трагедии не избежать, матерый зверюга из последних сил бросился на Михалыча, а «орудию» уже нет времени перезарядить. Этот «громила» был уже совсем рядом. Смерь была так близко, что только протяни руку. Но охотник не спасовал, только приготовился к ней, чтобы встретить ее достойно, страха совершенно не было. Такие случаи одних людей просто «размазывают» и деморализуют совершенно и они, не оказывая никакого сопротивления, заранее сдаются на волю победителя. Других людей, из которых только «гвозди бы делать», смертельная опасность только «собирает» в кулак. И совершенно безразлично тогда, какому противнику ты противостоишь. Михалыч был из этой категории...

«Сейчас УДАЧА поцелует и обнимет...» — Пронеслось у друга в голове, когда он выхватил охотничий нож...

«Успею только нанести один удар под левую лапу.» — Мелькнула последняя мысль...

Но, буквально прямо перед ним громадный зверь остановился как вкопанный и резко обернулся назад. Это верный Рик вцепился ему прямо в «гачи», т. е. в заднюю часть туловища, и выполнил роль «якоря». Завязалась яростная борьба между собакой и медведем. Лайка теряет осторожность, остервенело набрасывается на зверя, вцепляется всеми зубами в заднюю ляжку. Треск, рык, стук камней, лай и возня — все смешалось в один миг. Медведь крутится на месте и старается достать назойливого и юркого противника то лапой, то зубами, теперь ему уже не до охотника. Но Рик опытный боец, после каждой «хватки» за «интимные» места он стремительно как молния отскакивает в сторону, ловкий кобель устроил невообразимую карусель на поляне и не дает до себя добраться...

Это был последний шанс, как будто посланный самим Богом. Охотник быстро вытащил пару пулевых патронов из патронташа и, дослав их в патронник «пятидулки», передернул затвор. Медведь из последних сил старается отбиться от матерого пса, который не дает ему даже секундной передышки. Наконец, выбрав удобный момент, охотник разрядил ружье прямо в голову лесного разбойника. 35 грамм свинца, вылетев из ствола со страшной скоростью пробили черепную коробку и мгновенно парализовали огромного медведя. Последний выстрел в шею по позвоночнику окончательно ставит точку в этом поединке и останавливает смертельную карусель. Зверь замер в трех шагах от охотника, недоуменно на него оглянулся и рухнул окончательно, поединок на этом закончился.
«Финита ля комедия»...

Настоящих охотниц на медведя среди лаек не так уж много, и это неудивительно. Медведь — зверь опасный, коварный, быстрый, умный и расчетливый. Собака должна быть смелой, необычайно злобной к зверю в сочетании с осторожностью, ловкостью и увертливостью. Хорошие медвежатницы получаются из собак рослых, но не слишком крупных, крепких, сильных, тренированных. Желательно, чтобы голос у такой лайки был звонким, звучным. Немало лаек гибнет от когтей и зубов медведя. Только собаки, несущие в себе кровь настоящих медвежатниц, могут иметь задатки охотницы по медведю, потому что в них есть злоба по отношению именно к медведю. К тому же уже маленькие щенки должны обладать ярко выраженной активно-оборонительной реакцией, при выращивании надо руководствоваться принципами, аналогичными тем, которые используют при выращивании охотника по кабану. Непросто выбрать щенка для охоты на медведя, купить же взрослую собаку с заданными качествами практически невозможно. Если медведь бросается на охотника, не каждая собака кидается на выручку. Спасение хозяина — это не работа на охоте, а инстинкт, который бывает не у каждой. Лайка теряет осторожность, набрасывается на медведя, не просто хватает за шерсть, а плотно вцепляется всеми зубами. Обычно разъяренного медведя собаки не держат. А тут, почувствовав собачьи зубы, даже в такой горячке медведь отвлекается на собаку. Оплошавший охотник успевает вскочить на ноги, схватить ружье, выгадать спасительную секунду. При этом случается, что лайка получает тяжелые увечья, даже гибнет, но выручает хозяина...

В России медведь распространен по всей лесной зоне, от западных границ до Тихого океана, в горах Северного Кавказа. Он выбирает леса смешанного типа с буреломом, гарями, болотами и речными долинами. Вес этого зверя достигает 640 кг. Самые крупные экземпляры встречаются на Камчатке и Дальнем Востоке, самые мелкие — на Кавказе.

Рик продолжал рвать своими клыками поверженного противника, он мстил зверю, вырывая клоки грубой шерсти. Но его противник уже ничего не чувствовал в этом мире и совершенно не реагировал на укусы. Рик не может никак остыть после битвы и успокоиться, рычит и не спускает даже на секунду своих глаз от лесного бродяги. Кобель категорически не переносил, если кто-то пытался обидеть его хозяина, о таком помощнике только остается мечтать любому охотнику...

Михалыч, добавив пулевых патронов, зарядил вновь свое оружие и облегченно присел на поваленное ветром дерево...
Потом медленно подошел к своему спасителю, и, обняв Рика, прошептал ему на ухо:

— Спасибо, друг...

Красивейшая речка Набиль

Ровный шум реки успокаивал.
Постепенно уходило напряжение с организма...
Передохнув, Михалыч начал снимать шкуру с матерого зверя. Неожиданно послышались рядом голоса людей.
По берегу к нему приближались трое рыбаков со спиннингами. Через минуту они наперебой рассказывали, что видели, как собака гнала медведя, затем слышали выстрелы и шум борьбы. Думали, что произошла трагедия. Парни поразились величине громадного шатуна. Только с помощью трех здоровых мужиков удалось перевернуть зверя, чтобы приступить к снятию шкуры.

Когда все было закончено, мой товарищ обнаружил на теле медведя две старых раны в груди и задней части туловища, причем, пули находились в его теле. Очевидно, поэтому он был таким агрессивным и очень злым ко всем людям. Лесной бродяга был худым и не набрал достаточного количества жира для зимовки, когти на его лапах уже частично сточились. Кроме этого на звериной шкуре было несколько больших проплешин, желудок изобиловал многочисленными паразитами, медведь, наверняка, был болен давно трихеннилезом. Очевидно, нерадивые охотники или «бракаши» с ружьями когда-то обидели хозяина и ранили его. Такие звери обычно становятся шатунами, они очень злопамятны и опасны в тайге, а этот к тому же был очень старый, больной и потрепанный.

— Жаль, — подумал Владимир, — шкуру и мясо придется выбросить... Заберу только желчь и череп для памяти...»

После пережитого недавно, у него пропало всякое желание охотиться на рябчиков...

Рябчик

Михалыч достал из багажника термос с горячим чаем, утолил голод вкусными домашними пирожками с яйцами, которые испекла любимая жена на дорогу. Не забыл хозяин своего спасителя и надежного друга тоже...

Налетела стая таёжных бродяг -- голосистых остроклювых кедровок. Откуда они узнали о случившемся, одному Богу известно… Птицы расселись на ближайших деревьях и резким картавым криком нагло вопрошали: чем бы здесь поживиться?

Охотник возвращался к машине и теперь ему лес казался бурым, а в воздухе как будто пахло тлением. Осенний лес медленно умирал, как старик, — не от болезни, а оттого, что пришло время...

Вот и первые снежинки, медленно кружась, садились ему на одежду, лицо и руки, превращаясь в капельки воды...

Скоро зима...

Дома его ждала жарко натопленная баня и внучок Данилка, которому он самому первому рассказал эту историю. Данилка уже учился в школе, иногда дед брал его тоже на охоту, он тоже мечтал стать опытным охотником...

Данила

Недавно Рику уже «стукнуло» 16 лет, это почти критический возраст для зверовой собаки. Рик практически потерял слух...

А это уже сын Рика...

Сын Рика

Эта история записана со слов Михалыча...

В обработке текста помог мне Николай Решетников, мой друг из Новосибирска.

P.S. Похоронил Михалыч Рика недавно, своего надежного друга, неподалеку в лесочке...
Развел небольшой костерок в огороде, положил рядом своего друга, чтобы ему было не холодно...
Вот, такая история...

Осенняя кета и кижуч в брачном наряде