Лена! Лена! Лена! Лена!
Голубой полоской Лена,
Тайгою, изогнув колена.
Мчится к северу река.
Перекаты, мели, скалы.
Сопки выставили лбы.
Деревеньки, города.
Щёки. Ленские столбы.
Край суровый. Нежный край.
Край, где рядом Ад и Рай.
Минус сорок — холод, холод.
Лес притих, кругом снега.
Лену сковывает молот.
Молот — русская зима.
Лето — солнце дышит жаром.
Дым вокруг. В дыму вода.
Лес горит, объят пожаром.
Лес горит — беда! Беда!
Но, своей загадкой манит Удивительнейший край.
И надежды не обманут.
Суровый Ад и нежный Рай.

А. Барчук

Огромная река Лена

Наверное, будет несправедливо обойти вниманием самую большую реку Якутии — Лену. О том, что у неё самое большая дельта в мире, знают все. И о том, что река громадна, тоже. Поэтому приводить какие-то цифры для убедительности её величия я не буду, пусть лучше это покажут фотографии.

Итак, Лена. Мне пройти всю эту реку от истока до устья не удалось. Но я среди тех немногих, будучи не работником водного транспорта, прошел по этой реке, в два этапа от Усть-Кута до Тикси. Первый этап прошел на борту баржи в компании со старым шкипером, рассказывающим мне всю дорогу побасенки, учившего доставать на ходу воду из-за борта и ловить рыбу там, где позволяла ситуация. Ситуация позволяла часто и без рыбы мы не шли.

Вот на такой барже, без рубки мне пришлось пройти первую половину реки в далеком 1985 году

Трудно поверить, живя в Якутске, что где-то вверху Лена вот такая, вполне заурядная речушка каких полно по всей стране — курица перешагнет.

Верховбя реки в Иркутской области

И вот в таком виде она не спеша катит свои воды от Байкала до самого Усть-Кута. Ниже этого крупного речного порта река начинает «полнеть» за счет многочисленных правобережных притоков, а после впадения в неё Киренги, Витима и Пеледуя, становиться полноводной Рекой.

Река в районе Керенска

Да, чуть не забыл. Путешествовать по Лене можно хоть на самодельном плоту, хоть на комфортабельном круизном теплоходе, например таком:

Один из четырех, комфортабельных, круизных теплоходов курсмрующих по Лене

Я на теплоходе «Михаил Светлов» два раза возил туристов и скажу вам: кораблик вполне хорош. Сравнивать мне есть с чем, бывал в круизах по Средиземному морю и «Вокруг Европы». Наш кораблик не хуже (правда, сделан он тоже не у нас, а в Австрии).

Берега вплоть до Олекминска галечные, вода чиста и прозрачна. Набор клюющих на спиннинг рыб стандартный: щука, окунь, в устьях некоторых притоках ловиться ленок.

Первый крупный населенный пункт на вашем пути будет город Ленск.

Город ленских речников — Ленск

Вполне приличный провинциальный городок, где можно пополнить запас продуктов, что-то починить, что-то подзарядить и чем-то заправиться. Городок стоит на высоком берегу, но и его частенько накрывает весенним паводком. Паводок на Лене это грандиозное затопление огромных пространств, куда бы вошли территории целых европейских стран и немаленьких.

Между Ленском и Олекминском много красивых мест, где можно пристать и отдохнуть.

Ласковое местечко.

То справа, то слева появляются устья рек и речушек, где приятно рыбачить донкой и удочкой. Клюет крупный елец, сорога, стерлядь, окунь.

Устье какой-то речушки впадающей в Лену

Ближе к Олекминску река становиться еще полноводнее, появляются характерные для равнинных мест большие острова с косами. В этой части реки много стерляди и ловиться она на любую любительскую снасть, будь то донка или обычная удочка. Вы когда-нибудь ловили стерлядь на удочку? Улыбающийся

Лена перед Олекминском

Следующим крупным населенным пунктом будет Олекминск. Недалеко от города в Лену впадает река Олекма, о которой когда-нибудь тоже напишу.

Олекминск

За устьем Олёемы Лена меняется, становится менее быстрой, более широкой, появляются многочисленные протоки и острова. Берега постепенно становятся песчаные, но еще не везде. Вскоре, по правому берегу начнут появляться Ленские столбы, место паломничества всех туристов прибывающих в Якутию.

Вид на реку со «Столбов»

Лена в районе «Ленских столбов».

Ленские столбы. Место, где найдены одни из самых древних на земле стоянки людей (Диринг-Юрях)

Левый берег в этой части реки песчаный. Песок чистейший, средней фракции. Бегать по нему босиком приятно, а забрасывать с него закидушку вдвойне приятнее — не путается леска Улыбающийся.

Берегн Лены в среднем её течениии

Тукуланы недалеко от Ленских столбов

На таких обширных тукуланах можно загорать не хуже, чем на песчаных пляжах Туниса. Температура воздуха в июле тоже схожая Улыбающийся

По берегам раскинулись обширные луга, расцвеченные прекрасными северными цветами.

Пойменный луг

Луговые цветы центральной Якутии

В этой части реки по берегам чаще встречаются поселки, поля, покосы. Современные люди заселили их примерно в 11-м веке.

Район Тит-Ары

На левом берегу в 130 километрах от Якутска вы увидите Мохсоголох — промышленный поселок и грузовой порт. Это уже настоящая цивилизация.

Поселок городского типа

Следом, по тому же берегу, расположен районный центр — Покровск, одно из старейших поселений на этой реке.

Народ тцут занят в основном сельским хозяйством

Лена в этом районе изобилует песчаными островами, часто заросшими тальником. Такие острова быстро появляются и так же быстро исчезают подмываемые мощным потоком воды, или срываемые весенними массами льда порою похожими на движение ледников.

Типичный осторов в районе Якутска

Эти места любимые у рыбаков Якутска.

Рыбаки в районе села «Красный партизан» (сейчас может по другому называется, национальные названия модно стало присваивать)

С берега тоже легко поймать хищника

Следующим населенным пунктом будет Якутск, расположенный в долине Туймаада. Писать о нем не буду, потому, что это обычная столица, обычной республики, со всеми полагающимися атрибутами: театры, университет, стадионы, храмы, памятники и т. д. Остановиться на денек советую, посмотреть есть что.

Один из районов города

Пойма реки в долине Туймаада живописна. Не зря предки народа саха, уйдя из Прибайкалья, выбрали для жизни именно это место. В этом же месте и формировалась эта нация.

Заливные озера долины Туймаада

Долину Туймаада замыкают два мыса — Табагинский (вверху) и Когалаский (внизу), это самые высокие точки этой долины.

Второе путешествие, вниз по Лене мне довелось совершить, сопровождая группу американских туристов. Шли на теплоходе типа «Сибирский» от Жатая до Тикси. Этот теплоход хоть и грузовой, но имеет много комфортабельных кают и прекрасные бытовые условия. По пути высаживались в живописных или рыбных местах. Бродили, ловили рыбу. Рассказ об этом круизе прочтете в конце обзора.

Теплоход типа «Сибирский»

За Якутском, по правому берегу музей под открытым небом. Кстати рядом не плохая курья, где хорошо ловятся щуки. Я бы там остановился, посмотреть и порыбачить заодно Улыбающийся

В дали виднеется Кангаласский мыс. Это же место называется Сотинцы.

Дольше река становится еще шире и полноводнее. Тут и рыба ловиться крупная: осетр, нельма.

Местный рыбак и его улов

Довольные рыбаки с нельмой. Эх и вкусный будет пирог, однако!

В общем, тест спиннинга придется поменять Улыбающийся 7-28гр уже никак не подойдет.
Все, что ниже Якутска, поражает громадностью и необъятностью: река, небо, тайга.

Закат над рекой

Осторова

Это не пустыня Сахара, это остров на Лене

По правому берегу в Лену впадает Алдан, и природа и река опять меняются. Песчаные берега сменяются каменистыми, тайга становиться низкорослой, берега захламлены погибшим лесом.

Где-то тут, по многочисленным рукавам, сливаются две реки

На правом берегу расположен центр Кобяйского улуса поселок Сангар.

Шахтерский поселок и районный центр Кобяйского улуса.

За ним, по правому берегу, начинают просматриваться громады Верхоянского хребта. Все правые притоки горные, во всех водится таймень, ленок, сиг, хариус.

Склоны Верхоявского хребта

Хозяин горных рек (ну, а кто из них, решайте сами)...

Поселков по берегам почти нет, да и рыбаки встречаются все реже и реже.

Рыбацкий стан, вернее — табор.

В районе «Сорока островов» минуем устье Вилюя, при желании можно щук половить Улыбающийся, если, конечно не надоест к тому времени их из воды вытаскивать Улыбающийся.

Устье Вилюя

Щуки с устья Вилюя

Часто, после дождей, горные притоки выносят в Лену таёжный мусор и нужно быть очень внимательным на моторной лодке или плоту.

Лена в районе 40-ка островов

Вода прибывает

Выносит с притоков таежный мусор

Следующий крупный населенный пункт это Жиганск. Там тоже можно прикупить продуктов и ГСМ, но цены уже полярные, даже заполярные, что переводится как — заоблачные.

Жиганск, последний крупный населеный пункт

Да и Полярный круг рядом, он зримый... Улыбающийся

Полярный круг 63гр.31мин. Единственная широта, где 22 декабря солнце вовсе не всходит, а 22 июня вовсе не заходит.

Всех, кто впервые проходит через него, «крестят» обливая забортной водой и заставляя её глотнуть. Меня тоже «крестили» поливая из стакана на голову ленскую водичку, правда, сделали это в рубке т. к. на улице, хоть и август был, но было холодно.

За Жиганском рыбу добывают в промышленных масштабах. Ловят чира, муксуна, омуля, осетра, нельму, сига, а еще ниже знаменитую ряпушку. Река рыбой в тех краях богата.

Тяжелый труд рыбаков

Но за то уловы радуют.

Старый рыбацкий стан

Берега становятся все причудливее и суровее

Мерзлота тает

«Подарки» ледника.

Не наступать!

Вскоре лес по берегам, даже чахлый, исчезает, и только по берегу растет кедровый стланик. А на верху — тундра.

Царство стланника

А горы все ближе, а горы все круче...

Прибрежная тундра

Еще немного и глядя на такие пейзажи с борта теплохода, уже и не веришь, что ты на Лене, а скажем не где-то в фиордах.

Ой! Водопад!

Река там разливается настолько, что порой и берег разглядеть трудно. А между тем мы подходим к острову «Столб», одиноко торчащему посредине огромной реки. Я на вершину этого острова поднимался. Подъем не сложный, преодолеть может любой человек, не страдающий сердечной недостаточностью. Только одеваться нужно тепло.

Остров Столб

Рыба в тех местах сплошь благородная...

Недалеко от этого острова находится место захоронения полярного исследователя Джорджа Вашингтона Де Лонга.

Смотрит душа этого исследователя теперь на этот пейзаж.

А мы с вами добрались, наконец, до Быкова мыса. Там огромный ледник, куда рыбаки сдают рыбу.

Быков мыс

Дальше по пути до Тикси, берегов не видно.

Это еще не море Лаптевых, это все еще великая река Лена.

И вот среди этого бескрайнего моря пресной воды, в которой огромное количество самой разнообразной и очень вкусной северной рыбы, я и закончу обзор великой реки Лена. Понятно, что она заслуживает более подробного рассказа, потому, что на всем своем протяжении очень разная. Всем привет!
Приезжайте в Якутию — страну Олонхо!

Приключение американцев на Лене

Воздух чистый, запах хвои,
Святость северных широт,
Я влюблен в твои покои
Светлых дум моих оплот.

Было это в середине августа, когда комар начал пропадать, а вместе с ним пошло на убыль и тепло. Лето растаяло, как снежинка на ладони — незаметно и скоро, и уже не желанной прохладой, а зябким, нагоняющим дрожь холодом тянуло с великой реки Лены, по которой мне предстояло сопровождать группу туристов из США. Не знаю, как назвать это путешествие, круизом ли, прогулкой или путешествием? Думаю, прочитав это, вы решите сами Улыбающийся.

Янки было десять человек, шесть мужчин и четыре женщины, вернее старушки, потому, что все они, кроме одного, были жизнерадостными пенсионерами. А тот один, не пенсионер который, был, наверное, их КГБшник Улыбающийся. Он всю дорогу что-то записывал, что-то, совсем не природное фотографировал, и иногда, стараясь, чтоб мы с переводчиком не замечали, журил жизнерадостных пенсионеров. Какая нелёгкая занесла этих янки на край света — не знаю, вероятно, все уже видели и только дикие наши края остались для них «terra incognita». Забыл сказать, что по Лене мы должны были идти от порта Жатай (Якутск) до порта Тикси (конец света) на теплоходе типа «Сибирский». Это не пассажирский круизный лайнер, а огромный сухогруз, но имеющий достаточное количество комфортабельных кают и прекрасно построенные бытовые помещения. Экзотика для янки началась с погрузки на теплоход стоящий не у причальной стенке, а на рейде. Дул сильный острый как нож ветер, что не позволяло пенсионерам подняться на борт по штормовому трапу. Шлюпку, доставившую их на рейд, раскачивало и кренило, подбрасывало и крутило. Немного не трезвый наш капитан без церемоний приказал поднять туристов с помощью лебедки в плетеной из канатов люльке, ну как мешки с мукой Улыбающийся. Все прошло весело, они, вероятно, подумали, что у русских так заведено и другого способа попасть на борт, не существует Улыбающийся.

Потом был обед. Первый обед на борту судна их просто шокировал. На столе стоял настоящий самовар, из которого курился парок. В общепитовских больших тарелках солёные грузди и квашеная капуста, мелкие маринованные маслята масляно поблескивали в ярких лучах корабельных светильников. Помидоры красовались яркими красными боками, а солёные огурчики, только-только из бочки так и звали к себе, они просто говорили, возьми меня и съешь. И янки не выдержали, ухватывали двумя пальцами небольшие огурчики и с аппетитом громко захрустели ими.

— About my god as it is tasty! — слышалось от стола.

А тем временем стол ещё больше преобразился. На нём появился огромный поднос с запеченным осетром, обложенным тонко нарезанными овощами, вареная оленина и под занавес — пироги, маленькие с блестящими, румяными боками. Какую начинку только не скрывали они в своих недрах? Рыбные, с яйцом и луком, с картошкой и капустой! И хотя в меню, предусмотренном контрактом, не входил алкоголь, наша фирма все же выставила в двух графинах прозрачную, как слеза огненную воду. Графины были своеобразной формы, гранёные, сужающиеся к верху. Таких янки точно не видели, а если и видели, то только в старинном кино про СССР. И рюмки стояли под-стать графинам, не давно привычные всем маленькие стопочки, а настоящие водочные, граненые. По форме они напоминали перевёрнутые маленькие графинчики, без дна, на тонких ножках. Графины, пребывавшие до этого, по всей видимости, в бортовом холодильнике, моментально покрылись инеем.

В общем, обед удался, удался и ужин.

Мне в обязанность вменялось рассказывать туристам о природе, реке, географии маршрута, ну и о том, о чем спросят. В первый же вечер их просто невозможно было выгнать из кают-компании, потому, что я начал рассказывать о Гиперборее, которая когда-то, давным-давно, находилась за Полярным кругом, то есть там, куда мы их везём. Я рассказывал им о том, что от гиперборейцев берет свое начало вся европейская и конечно их «самая крутая американская цивилизация». Как известно, сказки любят слушать все, а не только дети, поэтому мне каждый вечер приходилось развивать эту тему «двигаясь» галопом по столетиям не только отечественной, но и мировой истории. Оказалось, что у них вовсе отсутствуют хоть какие-то познания об истории человечества, тем более той истории, которая не касается их «великой страны», хотя и свою историю они почти не знали. Может они и правы, ведь как известно «Большое знание и скорбь не малую дает». Это даже в Писании сказано. А янки веселы и беззаботны, улыбаются во весь рот, блестя искусственными зубами и, как мне показалось, вполне счастливы. Днем, когда проплывали мимо редких поселений, я рассказывал о народах, живущих по берегам Лены, когда и откуда эти народы сюда попали. Все это пересыпалось анекдотами о чукчах, но смысл этих анекдотов практически не «доходил» до их сознания. Время от времени делали остановки в интересных местах для того, чтобы совершить экскурсию в тайгу или порыбачить.

Как-то веду их по заросшему кустарником и кедровым стлаником склону горы, где и близко нет человеческого жилья и вдруг, перед ними на крохотной полянке возникает памятник, с отполированной надгробной плитой из черного гранита и золотыми надписями на ней. Объясняю, что здесь похоронен один из офицеров полярной экспедиции. Спрашиваю, слышали ли они о легендарной «Земле Санникова». Естественно не знают, начинаю рассказывать, а вечером показываем им одноименный фильм. Восторгам нет конца! Правда, переводчику не позавидуешь, Леночка просит меня заканчивать «исторические вечера» и показы фильмов и упростить программу до уровня немого созерцания природы Улыбающийся.

При пересечении полярного круга положено «крестить» тех, кто это делает впервые. На палубе от этой экзекуции пришлось отказаться из-за низкой температуры и окропить ленской водой туристов в кают-компании. Все визжали от восторга!

Как-то после завтрака, лежа в каюте, почувствовал очень крутые виражи теплохода то в одну сторону, то в другую и поспешил на мостик, куда мне разрешили иногда заходить за информацией для туристов. Пробегая через кают-компанию, увидел своих туристов, явно напуганных и плотной кучкой сбившихся вокруг шахматного столика. Выскочив на палубу, удивился тому, что теплоход на полном ходу идет поперек фарватера прямо на скалистый берег. Взбежав по трапу наверх, глазам своим не поверил, наблюдая, как старпом и один матрос скручивают назад руки капитану и выволакивают его из рубки. Тот с бешеными глазами отчаянно сопротивляется и матерится таким отборным матом, что я такого ни до, ни после этого не слышал. Благо ширина и глубина Лены позволяет хулиганить, на другой реке эта выходка нам бы дорого обошлась. Выяснилось, что капитан имеет пристрастие к «зеленому змею», а тут водочки турфирма загрузила в немереном количестве, вот он и допился. Старпом Володя оказался парнем серьезным и до конца маршрута кэпа из его каюты не выпускал. Янкам объяснили, что им хотели показать какие лихие моряки в Ленском речном пароходстве. Но те конечно все поняли — не дети. Через часок после этого приключения встали на якорь возле красивейшей горы, у подножья которой впадает в Лену небольшая, но живописная речушка. Высадились на берег, где старушки решили набрать разноцветных камней в качестве сувениров из-за Полярного круга. Я же решил показать мужской половине группы, как у нас лихо щук на спиннинг ловят.

Усадил их как в кинотеатре на отполированное водой и временем бревно, лежащее на самом берегу речушки и сделал первый заброс. Провел — пусто. Бросаю второй раз — опять ничего. А янки, каждую мою пустую проводку, встречают дружным «у-у-у-у-у! weakling!» Короче позор, да и только. Три «у-у», четыре «у-у», я уже нервничать начал. Не может быть, думаю, чтобы в этом месте щуки не было, так как широкий этот плес с крутым берегом, да еще прикрытый сверху песчаной косой с мелководьем, является идеальным кормовым местом для хищницы! Бросаю, а сам начинаю придумывать, как оправдаться, если не поймаю. Сказать, что давление падает, или ветер меняется, короче сделать достойную «мину» при плохой игре. И тут почти у самого берега, с эффектным выходом на поверхность, взяла щука, да какая! Килограммов на двенадцать! Я от неожиданности катушку на тормоз, удилище вверх, в голове полный вакуум, как в таджикском казане после ухода гостей! Спиннинг стеклопластиковый, старый, мгновенно переломился как соломинка. Тут я сообразил отпустить тормоз, как-то «протрезвел» и, тормозя пальцем начал потихоньку, то отпускать леску, то подтягивать. А кусок спиннинга на кольцах в воду скатился и где-то там вместе со щукой плавает. Янки соскочили, возле меня столпились, галдят, руками машут, а один здоровенный мужик, метра два ростом и килограммов сто пятьдесят весом пытается спиннинг из моих рук выхватить. Короче — кино и немцы, вернее американцы! Улыбающийся Посмотрел я в глаза этого здоровяка и понял, что передо мной тоже рыбак и, наверное, очень заядлый. Протянул ему остатки спиннинга и отошел в сторону. А деды как дети, все орут, что-то советуют здоровяку этому, раскраснелись! На крик и шум бабушки их подоспели с Леночкой — переводчицей и очень живо приняли участие в галдеже. Здоровяк оказался молодцом, грамотно все сделал и щуку из воды поднял! После бурных восторгов и фотоснимков вся процессия с трофеем и сломанным спиннингом направилась к шлюпке. Вечером на ужин была подана эта самая щука только зафаршированная. К концу вечера мне показалось, что о дневном инциденте туристы забыли.

На следующий день посетили заполярную метеостанцию, где угощались молодой медвежатиной и исключительно вкусного посола жирными сигами. Потом истосковавшейся по людям синоптик повел нас на место бывшей воинской части ПВО. Хотел показать на деле, как мы разоружаемся. После этой экскурсии американцы не могли понять, как можно в тайге бросить без охраны под открытым небом огромное количество строительных материалов, «забытых» военными на территории этой бывшей части. Как можно бросить отличные здания вместе с мебелью и плакатами на стенах. Кстати, на плакатах были изображены силуэты американских военных самолетов. На полу валялись сумки с противогазами, какие-то документы и предметы воинского обмундирования. Очень я пожалел, что согласился пойти на эту «экскурсию» с американцами. Стыдно, блин!

На пятый день решили показать им настоящую рыбалку и высадились на песчаный, узкий и длинный остров без единого кустика. В тех местах деревья уже почти не попадаются — тундра. Август, а на улице холодище, ветер до костей пробирает. Выдали туристам спецодежду в виде ярко-желтых непромокаемых курток, чтобы не так им холодно было. На моторной шлюпке завели огромный невод и начали вытягивать его на берег. За веревки взялись все, и матросы, и мы с туристами. Только бабушки в сторонке стояли. Когда мотня оказалась на берегу и её «открыли», мы увидели огромных серебряных муксунов и чиров, пару осетров и даже налима. Про «сорную» рыбу и говорить нечего! Вечером испекли вкуснейший рыбный пирог из муксунов, который запивали юшкой тройной ухи. После ужина меня пригласил к себе в каюту тот здоровенный мужик, что щуку вытаскивал и, вынув из сумки литровую флягу, налил по полстакана темно-золотого напитка. Он объяснил, что всю жизнь работал барменом в Сан-Франсиско и хочет меня угостить виски, которые пьют только бармены и рыбаки, и которые делают они сами для себя еще со времен сухого закона. Даже название эти виски имеют — «Smuggler» (Контрабандист). Виски оказались на самом деле очень даже ничего! После первого же глотка горячая волна пробежала от макушки до самых кончиков пальцев на ногах. Наверное, он меня так отблагодарил за все наши рыбалки.

Вечером я рассказал им об их соотечественнике, полярном исследователе Джордже Де-Лонге, могила которого находится на острове недалеко впереди. Янки очень удивились, что на нашей земле есть такие захоронения и уж совсем удивились тому, что их земляк что-то тут исследовал. Ну не знают они своей истории, не знают. На следующее утро мы сошли на берег и посетили это скорбное место. Янки как-то притихли там. Посерьезнели. Потом был остров «Столб». Там мы последний раз сошли на берег и совершили восхождение на вершину этого острова. Подняться туда смогли, конечно, не все, а те, кто смог, увидели незабываемую панораму огромной реки, далекие полоски низких тундровых берегов, тучи птиц и золотые лучи солнца, пробивающиеся между свинцовыми тучами.

Вечером теплоход, лавируя по извилистому фарватеру между песчаными мелями, шел то среди снежных зарядов, то в лучах солнца к порту Тикси, а мы укладывали вещи, собираясь покинуть на самолете этот красивейший и суровый край. Прощаясь, некоторые американцы плакали и говорили, что ни в одной стране нет таких красот и такого гостеприимства, как в России и я с ними, на этот раз, был согласен.